7 сент. 2012 г.

Почему президента Аргентины сравнивают с коронованной особой?

Кристина Киршнер в элегантном костюме от Армани с развевающимися длинными волосами, уверенная в себе, словно само воплощение грации и спокойствия, вышла после победы на президентских выборах к многотысячной толпе своих сторонников и прекрасно поставленным голосом, подчеркивающим ее уникальные ораторские способности, произнесла фразу, которая тут же была встречена с ликованием: “У нас у всех есть мечты, которые еще предстоит осуществить”. Ей на протяжении уже многих лет удается привносить в казалось бы жесткую и лишенную каких бы то ни было сантиментов политическую сферу элементы теплоты и очарования.
59-летняя Кристина Киршнер пять лет назад вошла хозяйкой в президентский кабинет, который
до этого занимал ее муж. История их семьи чем-то напоминает латино-американские слезные сериалы, в которых добро всегда одерживает верх, хотя путь на вершину порой тернист и сопряжен с жертвами.
Какой они красивой были парой
Она родилась в городе Ла-Плата, столице крупнейшей аргентинской провинции Буэнос-Айрес. В школе у нее были прекрасные отметки, и поэтому поступление в университет было делом несложным. Сперва она выбрала психологический факультет, а затем перевелась на юридический. Там она и познакомилась с Нестором Киршнером. По ее признанию, они понравились друг другу тем, что всегда спорили.
После женитьбы и окончания учебы они уехали в родной город мужа Санта-Крус и открыли там адвокатскую контору. Уже тогда они четко поделили обязанности. Состояние семьи быстро росло. Амбициозный Нестор не раз шокировал друзей, заявляя, что он станет губернатором, а затем и президентом.
Аргентинское чудо
Страна еще в середине 1990-х годов была завлекающей витриной американской школы монетаристов и со старанием прилежного ученика выполняла все предписания вашингтонских экономистов. На первых порах “лекарства возымели действие”. Гиперинфляция “сдулась” до всего лишь нескольких процентов в год, кредиты подешевели, а законы об освобождении иностранных инвесторов от налогов на 5—25 лет открыли шлюзы для зарубежных капиталов. В то же время местное предпринимательское сообщество оказывалось в роли нелюбимой падчерицы и зачастую в конкурентной борьбе было вынуждено сдаваться на милость сильнейших. Так был запущен маховик роста безработицы. Главный же источник госдохода — аграрная отрасль (страна — крупнейший в мире поставщик пшеницы, сои и кукурузы) — обмелел из-за неблагоприятной конъюнктуры продовольственных цен на международных биржах.
Стратеги в США вплоть до начала 2000-х годов пытались финансово поддерживать Буэнос-Айрес и, обладая значительным весом в МВФ, помогали с выделением кредитов катящейся к пропасти стране. Но, когда на 40-миллионное население долгов набралось под 130 миллиардов долларов, в высоких вашингтонских кабинетах эксперимент сочли за благо прикрыть. После отказа в очередной порции финподпитки Аргентина объявила себя банкротом.
Аргентина бурлила и дымилась, как вулкан, ежедневно выбрасывая порции раскаленного гнева. Демонстрации, погромы, столкновения с правительственными войсками. Необходимо было срочно что-то предпринимать. И тогда на капитанском мостике после выборов 2003 года оказался Нестор Киршнер.
Островок благополучия
“В современной аргентинской стратегии модернизации просматриваются две цементирующие идеи: повышение роли государства и диверсификация экономики, — убежден аргентиновед доктор экономических наук Петр Яковлев. — Возможности и преимущества внешнеэкономической деятельности стали использоваться для повышения национальной конкурентоспособности и обеспечения устойчиво высоких темпов экономического роста. Был выработан комплекс мер, стимулирующих выход национальных товаропроизводителей на внешние рынки. Политика диверсификации экономики стала для Буэнос-Айреса приоритетной”.
За последнее десятилетие в разы вырос объем сельхозэкспорта. Страна сделала заявку на то, чтобы в обозримом будущем стать одним из гарантов мировой продовольственной безопасности. К тому же Аргентина стала пятым в мире производителем биотоплива и крупнейшим его экспортером. Безработица сократилась с 20 до семи процентов. ВВП почти ежегодно прирастает на девять процентов.
“Левый” поворот
“Нынешняя политика Буэнос-Айреса имеет столь продолжительный успех потому, что учитывает национальные особенности и опирается на интеграционные связи внутри региона, — говорит политолог Сергей Максимов. — Прежде всего речь идет о латиноамериканской зоне свободной торговли МЕРКОСУР. Наиболее тесные связи у Аргентины складываются с Бразилией (одним из главных импортеров аргентинской продукции) и Венесуэлой”.
Вообще, латиноамериканский регион, испытавший на себе тяжесть монетаристских цунами, сегодня представляет собой в основном государства социально ориентированные, исповедующие “левую” идеологию. И этот выбор на рубеже веков был сделан не случайно. Только через отстаивание национальных интересов и взвешенную социальную политику можно сегодня сохранить суверенитет и стабильность в обществе, неоднократно заявляла Кристина Киршнер.
Она весьма активно занимается продвижением отечественных производителей на мировые рынки. В последние годы стали более быстрыми темпами развиваться и белорусско-аргентинские отношения. Товарооборот за пять лет вырос в три раза. В эту латиноамериканскую страну мы поставляем сельхозтехнику, автомобили, вычислительные машины, телевизоры, мебель. Однако налоговая политика такова, что облагаются минимальными пошлинами только товары, выпущенные в самой стране. Поэтому основной акцент Беларусь сегодня делает на открытие в странах МЕРКОСУР (население в полмиллиарда человек и ВВП 1,5 триллиона долларов) сборочных производств, продукция которых затем беспошлинно сможет расходиться в странах Южной Америки.
Нераскрытый секрет
Нестор Киршнер умер два года назад. Это было во всех отношениях трудное для Кристины время. Потеря близкого человека, разлад с соратниками. Казалось, все один к одному. Народные протесты. На улицу вышли фермеры (чтобы остановить вывоз за рубеж продовольствия и тем самым сбить рост цен внутри страны, президент увеличила экспортные пошлины). Противостояние грозило окончательно поставить крест на ее карьере. Но и из этого конфликта она вышла с высоко поднятой головой. А победа в прошлом году на президентских выборах сделала ее поистине национальным лидером.
Политика для Кристины — акватория, в которой она чувствует себя уверенно и спокойно. Она легко лавирует в самых бурных водах и всегда выбирает самый оптимальный путь. “Она словно родилась президентом. Она проста в общении и в то же время умеет проводить свою линию. Прирожденный оратор, организатор и стратег. Может часами выступать перед любой аудиторией, и ей не нужны никакие бумажки”, — метко подмечено в ее биографической книге.
Однажды, когда в Буэнос-Айрес с визитом приехала испанская королева София и они вдвоем шли вдоль скандировавшей толпы — “Королева!” — Кристина обернулась и спросила: “Какую королеву вы имеете в виду?” И действительно — какую? Ведь ее любят называть в Аргентине королевой Кристиной.


■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□

Штурман и водитель
Семейные тандемы в политике — явление не редкое. Достаточно вспомнить Бушей и Клинтонов в США, Ганди в Индии, Бхутто в Пакистане, да и история самой Аргентины с легендарной личностью Пероном, который положил начало целому партийному течению, потом, правда, распавшемуся на множество ответвлений (в одно из которых входили и Киршнеры), чтобы понять — в преемственности власти прежде всего важно, какой след оставил предшественник. И когда годы правления Нестора принесли на аргентинскую землю успокоение от бурных страстей и граждане наконец-то облегченно выдохнули, как после рискованного трюка, то и неожиданное его заявление в 2007 году об “уходе в тень” и предложение в роли преемника своей супруги было воспринято в обществе с пониманием.



Космополит К°on

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More