15 июн. 2012 г.

Лаврентий Берия и заговор

Исторические процессы, как правило, идут размеренно и не торопясь, зачастую — по инерции, набранной за многие годы. Но случаются моменты, когда целые страны находятся на перепутье, и от действий весьма немногих людей зависит, куда дальше двинутся многие миллионы.
Cтояли последние дни февраля 1953 года. Умирал Генеральный секретарь ЦК КПСС, вождь и учитель Иосиф Виссарионович Сталин. Он умер не сразу. Руководитель страны то приходил в себя, то вновь проваливался в тяжёлое забытьё.

В какой-то момент вокруг него собрались советские вожди рангом пониже. Как вспоминал Никита Сергеевич Хрущёв, правительственный куратор МГБ и МВД Лаврентий Павлович Берия, пока вождь всех времён и народов был в забытьи, ругал его последними словами. Но стоило Сталину на минуту прийти в себя, как Лавро с готовностью верного пса лицемерно бросился к нему и стал целовать его руки.

А когда Сталин умер, Лаврентий Павлович на какое-то время стал де-факто человеком № 1 на бескрайних просторах СССР. Ситуация эта продлилась три «послесталинских» месяца, но за это время Лаврентий Павлович успел сделать столь много парадоксального, что в наши времена его порой объявляют чуть ли не первым «буревестником» перестройки и рыночных реформ. Уже на траурном митинге 9 марта Берия вещал с трибуны Мавзолея: «Кто не слеп, тот видит, что в эти скорбные дни все народы Советского Союза в братском единении с великим русским народом ещё теснее сплотились вокруг Советского правительства и ЦК партии». Так впервые за всю историю большевистской словесной эквилибристики «правительство» было поставлено перед «ЦК партии».

Перед Анастасом Ивановичем Микояном, старым бакинским товарищем, Берия раскрылся почти полностью. Микоян в своих мемуарах пишет; «Как-то я его спрашивал: «Зачем тебе МВД?» А он отвечал: «Надо восстанавливать законность, нельзя терпеть такое положение в стране. У нас много арестованных. Их надо освободить, и зря людей не посылать в лагеря, МВД надо сократить...» И, действительно, вскоре начались чистка и сокращение аппарата МВД, а заодно и разведывательного управления. «Потеряны связи со многими ценными центрами, резко ослаблен чекистский аппарат в Германии, резидентуры советских разведок в капстранах оголены», — пожалуется на июльском пленуме ЦК новый министр внутренних дел Круглое.

ОПАСНЫЕ РЕФОРМЫ

Бериевская десталинизация была беспрецедентной. Если в апреле и первой половине мая имя Сталина ещё упоминалось в «Правде» — самой главной газете страны Советов, то в период с конца мая и весь июнь вождь и учитель был упомянут в ней лишь один раз. Прекратилось издание сталинских сочинений. Последним из типографии успел выйти 13-й том его полного собрания сочинений. Набор 14-го и 15-го томов был рассыпан.
А 9 мая 1953 года Президиум ЦК КПСС принял постановление «Об оформлении колонн демонстрантов и зданий в дни государственных праздников», которое строго предписывало проводить торжества без портретов руководителей партии и правительства. Из советской действительности выметался не только культ Сталина, но и сама идея вождизма. По инициативе Лаврентия Павловича застенки «архипелага ГУЛАГ» покинуло свыше миллиона заключённых. Однако вместе с политическими выпустили и много уголовников, что дестабилизировало обстановку в стране.
Самозванный реформатор взялся и за решение национального вопроса. 12 июня было принято постановление о выделении в национальных республиках местных кадров и переходе Делопроизводства на национальный язык. Кроме того, Берия предлагал ввести свои ордена для союзных республик и, если верить его сыну Серго, на полном серьёзе обсуждал с маршалом Жуковым возможность организации на местах национальных армий, пусть на первых порах и опереточных.
Последней же каплей, переполнившей чашу терпения соратников, стало то, что Лаврентий Павлович заговорил о том, что нечего заниматься строительством социализма в Германии, что достаточно того, чтобы Западная и Восточная Германии объединились как миролюбивое буржуазное государство. Под его нажимом был принят так называемый «Берлинский документ», предписывавший руководству СЕПГ «придерживаться курса на создание единой демократической и независимой Германии».

НЕПРОСТЫЕ ПРОСТАКИ

Генератором идеи нейтрализации всесильного Лавро выступил товарищ Хрущёв, на тот момент — один из секретарей ЦК КПСС и первый секретарь Московского обкома партии. Он достаточно осторожно побеседовал с другими ответственными товарищами. Восстановленный на своей прежней должности сталинский министр иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов охотно согласился с Никитой Сергеевичем: «Я уж вполне поддерживаю, что его надо снять, исключить из состава Политбюро». Хрущёва в его начинании также поддержали Ворошилов, Каганович, Маленков и, вероятно, что самое главное, — член Политбюро ЦК КПСС, бывший министр обороны Николай Александрович Булганин, Он столь же осторожно переговорил с рядом маршалов и генералов, впрочем, заранее хорошо зная, что Берия и его подчинённые давно уже у военных, что называется, в печёнках сидят.
Лаврентий Павлович в то же время развил бурную деятельность, готовясь нанести удар по партийным организациям. Он сфабриковал какой-то документ о положении дел в руководстве Украиной, готовясь нанести первый удар именно по украинской партийной организации. Шеф МГБ и МВД в Молотове и Маленкове серьёзных соперников не видел, а Хрущёва и вовсе не принимал в расчёт — уж слишком он был для него мужиковат и необразован. Но партия в союзе с армией нанесла удар первой. Звезда Лаврентия Павловича Берия закатилась 26 июня 1953 года, — в день, когда было собрано внеочередное заседание Президиума ЦК КПСС.
До сих пор сохраняется много неясностей в подробностях ареста Берии, словно Курильщик из сериала про агентов Малдера и Скалли всё окутал пеленой из нескольких уровней лжи. Впрочем, «запустить в обращение» сразу несколько версий ареста, а позже и расстрела некогда всесильного Лавро догадался простоватый и мешковатый Никита Сергеевич.
Достоверно можно сказать, что на заседании коллеги подвергли Лаврентия Павловича острой критике. Затем в зал вошёл Георгий Константинович Жуков в сопровождении нескольких генералов. Генералы направили на Берия свои пистолеты, а маршал Жуков подошёл к нему со спины и скомандовал: «Встать! Вы арестованы!» При этом легендарный полководец легонько заломил ему руки и, приподняв, встряхнул. После чего Лаврентий Павлович сильно побледнел и временно лишился дара речи.
Из Кремля, окружённого плотной охраной МГБ-МВД, Берия то ли вывезли в представительском ЗИСе, завернув его в ковёр, чтобы охрана ничего не заподозрила, то ли ввели на территорию Кремля курсантов школы имени ВЦИК и вывезли его под эскортом из 30 офицеров-коммунистов в составе целой колонны из пяти ЗИС-110. При этом полк бериевских войск, дислоцированный в Лефортовских казармах, был блокирован армейскими частями. Лаврентия Павловича вывезли сначала на гарнизонную гауптвахту, а затем — в штаб Московского военного округа, где ему была отведена отдельная комната площадью 12 квадратных метров.








Год выпуска: 2004-2009.
Многосерийный документальный сериал "Кремль--9" рассказывает о неизвестной стороне известных событий в истории России. Специально для этого сериала ФСО (Федеральная служба охраны) сняла гриф "секретно" с многих важнейших документов. Название сериала "Кремль--9" не случайно "девятка" - это бывшее 9-е управление КГБ СССР, которое обеспечивало охрану и безопасность высших должностных лиц страны. Все фильмы основаны на подлинных архивных документах спецслужб, уникальных кино, видео и фотодокументах, а также свидетельствах очевидцев описываемых событий: Александра Бурдонского -- сына В.Сталина и Галины Бурдонской, Артема Сергеева -- приемного сына И.Сталина, друга В.Сталина, Геннадия Коломенцева -- полковника, начальника отдела 9-го Управления КГБ СССР, Владимира Семичастного -- генерал-полковника, председателя КГБ СССР, Сергея Маркова -- старшего офицера подразделения охраны маршала Жукова, Владимира Шевченко -- руководителя Протокола первого Президента РФ, советника Президента России и других.



В начале июля был созван специальный Пленум ЦК КПСС «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берии». Хрущёву было доверено вести заседание, а основным докладчиком был председатель Совета Министров СССР Георгий Максимилианович Маленков. В ходе пленума товарищи по партии выяснили, что Лаврентий Павлович не был никаким товарищем, а был «подлейшим изменником и предателем интересов партии», «мразью», «подлецом» и «мерзавцем». По ходу прений Маленков сказал: «Он считал нас простаками». Хрущёв поддержал его: «Но мы не такими простаками оказались, как он думал».

Берия в заточении, надо сказать, чувствовал себя неплохо. Он регулярно устраивал скандалы: то требовал «приличную еду», то женщину, то возмущался тем, что его арестовали «случайные люди». Следствие продолжалось несколько месяцев. Суд проходил при закрытых дверях на первом этаже того же здания Штаба МВО с 18 по 23 декабря 1953 года под председательством ещё одного выдающегося советского полководца — маршала Ивана Степановича Конева. Государственным обвинителем выступил Генеральный прокурор СССР Роман Андреевич Руденко, известный тем, что ранее был Главным обвинителем от Советского Союза на Нюрнбергском процессе по делу нацистских преступников. В соответствии с приговором суда Берия и шесть его ближайших подручных в предновогодние дни были расстреляны.

Виктор Бумагин

Источник - www.ufolog.ru

Космополит К°on

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More