29 мар. 2011 г.

Государственный преступник

Наконец-то мне открылось мое истинное лицо – я государственный преступник. Выяснилась сия патология во время моей исповеди. Будучи убежденным и стойким атеистом, я из простого любопытства, решил сходить на исповедь. Попик смотрел на меня своими глазками и ожидал, когда я начну рассказывать. А я тупо молчал и пытался припомнить свои грехи. Из самых известных – не убий, не укради, не сотвори себе кумира, - ко мне ни один не относился. Врать я бросил окончательно два года назад (отчего качество моей жизни только снизилось). И даже грех прелюбодеяния ко мне не относился, потому как и в мыслях, даже с Анджелиной Джоли я своей любимой не изменяю и желания нет. А время шло. Даже неудобно становилось перед попиком за свою чуть ли не святость, да и самому делалось противно, что за свою долгую жизнь грехов и тех не нажил.
-А то, что я без прав за рулем езжу, - спрашиваю, - это грех?
-Грех, – подтвердил мои опасения попик. – Это ложь. А еще?
-Значит, у меня получается ложь в квадрате – я не только без прав, а по чужим правам езжу, – найдя, наконец, в себе хоть небольшой изъян, продолжил я.
-Ну, - отвечает поп, - это мелочи. Может что серьезней, наберется?
-Есть и серьезней. Штрафы не оплачиваю. И еще…
Исповедоваться мне понравилось. По диагнозу, установленному попиком, у меня еще присутствует грех гордыни, грех противоречия установленным нормам, грех сомнения в непогрешимости власти, ибо всякая власть от Бога. И вообще я смутьян и других соблазняю.
Но вывод один – я государственный преступник. Cразу оговорюсь: гражданам меня не стоит опасаться. Главная добродетель для меня – это неприкосновенность частной собственности и личности, ею обладающей. А вот против тупых государственных законов я всегда готов бунтовать. И, как выясняется, не я один такой. Но, сперва, хочу поделиться с читателями, как противостоять государственному произволу.
Права у меня отняли сотрудники ГАИ за разворот через двойную полосу. Дело для Москвы обычное – хотел вырваться из пробки, посмотрел по сторонам, Ментов не обнаружил и – на разворот. Но и они ж не дураки, спрятались за припаркованными машинами. Первым делом они поведали мне о том, что я могу лишиться прав на полгода. А у меня даже денег с собой не было, чтобы им взятку сунуть. Погоревали мы втроем сидя в милицейской машине – я о своих правах, гаишники – об отсутствии у меня денег.
Подписав протокол, я стал лишенцем. За то, что в суде я не признал, что нарушил правила, а назвал эти правила дурацкими и тупыми, меня лишили тех самых прав на полтора года. Но мне выдали временное водительское удостоверение. С ним я отъездил три месяца. И его тоже изъяли. И тогда я вспомнил, что на заре туманной юности, в 17 лет я приобрел автомобиль, а права выдавали лишь с восемнадцати. И как-то приехал ко мне приятель из Америки. Решили с ним по Москве покататься. Я без прав, естественно, но с деньгами поехал, чтобы откупаться. Останавливает меня гаишник. Я запаниковал, и мой американский друг, в шутку, говорит:
-На, Никулин, подсунь ему мои американские права.
Пошутить я всегда готов и всякие авантюры вообще уважаю. И протянул гаишнику американские права. Он их видел впервые в жизни. Очень удивлялся, когда вертел их в руках. А потом спросил меня:
-Так вы, американец что ль?
-А чё, не похож? – спрашиваю его так нагло.
Оказалось, что похож я на американца. И, козырнув, гаишник вернул мне документы и я поехал дальше. Мы долго с американцем смеялись над тем тупым гаишником. И американец подарил мне свои права. И, что самое интересное, я по ним проездил лет пять, до тех пор, пока не получил свои настоящие.
Вот и сейчас опыт юности пригодился. Я позвонил приятелю, который машину давно продал, деньги прогулял, и новый автомобиль не собирается приобретать. Попросил у него права. И он не смог мне отказать.
-Да забирай. – сказал он. – Все равно без дела валяются.
И вот уже два месяца я езжу по его правам. И ни один гаишник еще ни разу не заподозрил меня в том, что на фото не я. Да и трудно заподозрить человека в подвохе, когда я права из своего паспорта вынимаю.
И не я один такой умный. Общаясь в своем блоге с Интернет сообществом, выяснилось, что подобных мне огромное количество. Один даже работает водителем у одного очень большого чиновника. Фамилию чинуши он не назвал, написал лишь, что права у него где-то в деревне отняли. А когда останавливают в редком случае в Москве, он предъявляет права своего двоюродного брата. И всем хорошо.
И не только на дорогах я объезжаю «огородами» государственную машину. Вот мне штрафов навыписывали гаишники, а оплачивать их тупые штрафы я не желаю. Почему я должен своим кровно заработанным рублем, поддерживать государственную тупость? И из-за этих штрафов моей маме домой присылают исполнительные листы. Накопилось их уже тысяч на 40 рублей. И теперь государство хочет их получить. Но ничего у него не получится. Имущества у меня никакого нет – квартира на маму записана, машина на нее же, дома я не проживаю, а снимаю квартиру. Так что «нет у них методов, против Кости Сапрыкина», как говорится. Но все же чиновники придумали, как деньги вымогать. Закрыли границу государственную для должников. Но я и тут не впал в панику, а подумал спокойно, как можно обойти еще один идиотский закон. Ведь меня уже друзья и подруги на Новый год на Гоа ждали, а я вылететь не могу. И придумал простой и легко исполнимый план – вылететь за границу из столицы нашего заклятого друга – Киева. Добраться до Киева очень просто на поезде по русскому паспорту. Тем более, ночью пограничники и таможня не особо проверяют, кто я такой. Главное для них, чтобы я наркотики и другие полезные для российских граждан товары, не протащил за кордон. И вполне успешно я добрался до Гоа. И вернулся еще спокойней в Москву, на любимую родину, которая на каждом шагу хочет сделать из меня преступника.
Я понимаю этих «радетелей за благо» человечества из ГосДумы. Им ведь удобно делать из каждого гражданина хоть и мелкого, но преступничка. Чтобы гражданин чувствовал свою вину перед государством и не высовывался. А всякие Лысенко и Васильевы выступают по телевизору и рассказывают, что повышение штрафных санкций – это не лишний рубль в карман гаишника, а воспитательная мера, чтобы русский дурак, испугавшись до изжоги, наконец, начал пристегиваться, перестал превышать скорость и сбивать людей. «Ведь о вас же, дурашки, заботимся» - нежно обосновывают депутаты принятие законов, направленных на подавление личности. И убеждают народ, в том, что без их карательных мер, мы – народ, ну никак не обойдемся. А вот обходимся, и этим господам хорошим, еще и фигу под нос с удовольствием громаднейшим суем. Вы придумывайте, как нас обложить, но мы же не волки тупые, которые боятся красную тряпочку перешагнуть. Мы перешагнем. И невдомек им что ли, что своими законами они только глупейшую и худшую часть народа российского поддерживают и к себе привлекают. А человек мыслящий отойдет в сторону от них и над дураками только посмеиваться будет. В последнее время я совсем обнаглел. Теперь, когда гаишник останавливает меня за превышение скорости, или не пристегнутый ремень, я требую обосновать, почему считается нарушением езда со скоростью 90 км в час по Кутузовскому проспекту? Обычный их ответ – в городе быстрее 60 км в час ездить нельзя. Тогда я спрашиваю, а они знают, сколько лет назад это придумали и почему именно такой скоростью ограничили движение? Рядовые не знают.
К чему это я? А к тому, что когда остановит вас гаишник, не надо его униженно спрашивать, что вы нарушили, а нагло требуйте от него обоснований вашей остановки и обоснований действия знака, который вы нарушили. Вот у меня перед выездом из двора поставили знак «кирпич». Видимо чиновники рассудили так, что трех выездов из двора жильцам слишком много, хватит и двух. И, что бы вы думали? Все ездили спокойно под кирпич. Потом под кирпичом появились сотрудники ГИБДД. Пару дней я наблюдал, как они всех останавливают и вымогают у людей деньги. А в одно прекрасное утро я знака не обнаружил – остался только пенек от столба, на котором «кирпич» висел. А менты по привычке останавливали въезжающих во двор. И меня остановили. Как же они были удивлены, когда я им сказал, что знака никакого не видел. Они посмотрели на место, где висел их кормилец. И, разочарованно вздохнув, вернули мне «мои чужие» права и уехали. И знак утром вновь появился. А ночью вновь пропал. Пока что его еще не восстановили. Вот так, в отдельно взятом месте здравый, хотя и не законный, смысл победил тупость и взяточничество, с которым так упоительно борется власть. И я тогда понял, что коррупцию-то победить легко: надо изучить, каким чиновникам больше всего дают взятки – и упразднить этот орган. Тогда и взятки вымогать некому будет. Я вот столкнулся с наружной рекламой. Чтобы разместить рекламный плакат, я должен был дать взятку чиновнику из Комитета по рекламе города Москвы. А должен ли налогоплательщик содержать этот комитет? Чем он занимается? Ограничивает количество рекламы. А реклама – двигатель торговли, соответственно – экономики, соответственно – прогресса. А таких комитетов, подкомитетов, федеральных агентств, министерств и органов власти – тысячи, и сидят в них на шее налогоплательщиков миллионы бездельников.
Так и кто же больший преступник перед государством – я, обманывающий его и не требующий от него зарплаты и льгот, или «честные» служащие, получающие зарплату из бюджета и только создающих вид бурной деятельности?
А еще Агентство по контролю оборота наркотиков в природе мне очень нравится обманывать. Этот тупейший орган, ломающий жизни и судьбы миллионов людей, запрещает наркотики. Запретили? Но всех не перевешаете – ответил я ведомству Черкесова словами незабвенной Зои Космодемьянской. И теперь я не курю анашу, а перешел на вполне легальный шалфей. Покупаю его в аптеке и курю. Вставляет не по детски. Правда кайф быстропроходящий, прет минут 5, не больше. И мухоморы я люблю – тоже кайф неплохой. И я не боюсь, что Черкесов со товарищи запретят шалфей и мухоморы – умные люди найдут другие наркотики, на которые еще не успело государство свою лапу наложить. Мои друзья по переписке в инете, советовали мне больше двух десятков легальных наркотиков, которые можно по Интернету заказать или даже в аптеке купить.
И очень я горд товарищами своими по счастью борьбы против государственной машины по производству тупости.
Вот подумал я над этим и на слова попа, советовавшего мне какие-то молитвы почитать и потом еще раз исповедоваться и причаститься, ответил:
- А нет на мне греха никакого.
-Но ведь ты должен задуматься над спасением своей бессмертной души… - буркнул попик.
-Да никому и ничего я не должен. Я человек свободный и потому не боюсь я государства…. Пусть оно лучше мне подобных боится потому, что тупые всегда боятся умных.

Владимир Никулин


Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More