16 апр. 2011 г.

Теракт в Минске


В момент, когда мы записываем эту программу, количество жертв в спокойном (уже не спокойном), тихом (уже не тихом) и застойном (все еще застойном) Минске таково: 12 погибших, более ста раненых. И первое, главное, что нужно сказать: примите наше сочувствие. Кто бы ни стоял за этим кошмаром, люди, попавшие в эпицентр взрыва, их близкие и знакомые, оказались жертвами чужой и страшной игры. Тот, кто в этом повинен, кто бы он ни был, оправдания иметь не может. И на Страшном суде ответит за все и по полной.

Вопрос о том, ответит ли перед земным судом – куда сложнее. Не только потому, что нынешнему белорусскому суду цена копейка в базарный день; только что мы видели его блестящую и справедливую работу после массовых разгонов демонстраций. Пожалуй, даже Боровкова на фоне минских судей начинает отдаленно напоминать юриста. Но гораздо важнее, что нет очевидной силы, которая могла бы однозначно срифмоваться с этим взрывом. В Белоруссии нет своего Кавказского узла. Нет мощного бандитского подполья. Нет разветвленной сети боевиков.

Свора наших интернет-бездельников подхватывает жалкие намеки Лукашенко и тычет пальцем в оппозицию: вот же она, вот, ату ее! И европейских, они же американские, они же израильские заказчики, тоже ату! Но этот бред обсуждать бесполезно. Во-первых, тот, кто видел белорусскую оппозицию, понимает, что зайчики на белорусских деньгах нарисованы не случайно. Радикалов там нет и в помине. Во-вторых, Запад умеет пользоваться ситуацией террора, но сам ее не создает. Убийство Гонгадзе – не на совести американцев, а на совести кучмовского окружения. Да, тема Гонгадзе была потом отыграна по полной. Но не убивайте журналистов, не крадите все напропалую и не врите столь нагло, никто не сможет отыгрывать темы, потому что тем не будет.

Что касается самого Лукашенко, то при всей глубокой антипатии к нему и при твердой памяти об исчезнувших Гончаре с Завадским, я лично не могу понять, зачем ему решаться на такое кровавое действо. Гайки закрутить? Но никто не мешал и до этого. А поле для маневра резко сузится, если не исчезнет вообще; отныне Лукашенке трудно будет приласкаться к Западу, когда Россия станет прижимать и требовать расплаты по счетам. Сфальсифицированные выборы простят, если будет очень выгодно, а тень террора не забудут.



Что остается? Теория заговора? Кто-то из своих заталкивает Лукашенко в безвыходный тупик? Так сказать, римейк сюжета Литвиненко? В принципе, оно конечно: те, кто убирал Завадского и Гончара, не сентименталисты; могут и метро взорвать. Но тоже непонятно, для чего им; Александр Григорьевич и так достаточно повязан, после очевидных подтасовок и жестокого разгона он обречен надолго стать атизападником. А значит, убежденным гарантом интересов для своих.

Скорей всего, тут нужно другое объяснение. Рано или поздно закрытые неэффективные системы обнаруживают свою несостоятельность. Даже если во главе стоят такие хитрые разводчики, которые умели на протяжение полутора десятка лет то ласково выдаивать Россию, хамя Европе, то радостно окучивать Европу, долбя Россию, получать все со всех и никому ничего не отдавать. Когда подобные системы вступают в стадию тотальной разбалансировки, их начинает закорачивать. Люди, состоящие при власти, группы ее силового влияния, впадают в настоящую истерику, и что там творится у них в голове, ни одному нормальному человеку понять не дано. Так было принято решение по Завадскому. Так было принято решение по Гонгадзе. Видимо, по Литвиненко тоже. Насилие становится немотивированным, кровь льется, потому что ее проливают, а не потому, что кто-то добивается конкретной цели.

Белорусские власти сообщили, что пятеро подозреваемых в совершении теракта задержаны благодаря неосмотрительному телефонному звонку одного из них и плотному наружному наблюдению, организованному в Минске. В момент задержания подозреваемые были пьяны, так что показания смогли давать только утром, протрезвев....

Одно из последствий минского теракта — «информационная война». Вести ее белорусские власти готовы не только пропагандистскими, но репрессивными методами.


Гадания о возможных виновниках трагедии в Минске сейчас неуместны. Очевидных подозреваемых нет, конспирологические версии неизбежно выглядят как спекуляции на жертвах теракта. Остается только констатировать, что совершенное преступление произошло в «заповеднике социальной стабильности», директор которого много лет прилагал максимум усилий, чтобы Белоруссия не встала в один ряд со странами, сотрясаемыми протестным движением и крупными внутренними конфликтами.


Это стоило населению гражданских свобод, в обмен на которые оно получало относительную предсказуемость завтрашнего дня. Возможно, с терактом в метро этот период заканчивается.


Тем более что и без того финансово-экономическое положение в республике быстро осложняется, и это уже приводит к потребительской панике.

Теракт, разумеется, тоже привел к панике. Надо отдать при этом должное Минску, в котором люди в день трагедии имели возможность воспользоваться бесплатными такси и маршрутками. Но слухи о новых и новых взрывах, конечно, разошлись по городу — это просто в человеческой природе. И реакция Александра Лукашенко и его подчиненных тоже оказалась более чем предсказуемой.

Во-первых, взяли паузу государственные СМИ. Понятно, что замолчать несчастье там не рассчитывали, но, очевидно, согласовывали, утрясали и готовили соответствующую «подачу материала». Это довольно естественно для организаций, ставящих себе главной целью не информирование граждан, а пропаганду. Беда только в том, что эта





пауза заполнилась неконтролируемыми сообщениями панического характера в социальных сетях и микроблогах. А разве могло быть иначе? Эту проблему невозможно было бы решить и в том случае, если бы белорусская власть «выключила интернет». Потому что сеть — это только среда для распространения слухов.


Во всяком случае, режим Лукашенко прибегнул к испытанному административному способу для «выправления ситуации» — пригрозил СМИ и начал аресты «распространителей провокационных слухов… посредством интернет-форумов и социальных интернет-сетей». Это простое решение, которое могло бы сработать в годы относительной стабильности, когда слухи могли затухать сами собой, исчерпав актуальность. Высока вероятность того, что сейчас оно сработать не сможет. Информационная прозрачность современного мира такова, что усилия по искусственному огораживанию его части могут быть успешны только как дополнение к очень серьезным полицейским мерам, к которым при всей своей авторитарности белорусский режим еще не прибегал.

Между тем понятно, что, кто бы ни были минские террористы и какие бы политические задачи они ни пытались решать, способ их решения прежде всего именно информационный.


Теракт, направленный против простых граждан, а не ключевых чиновников, — это всегда в первую очередь сообщение. И для противодействия этому белорусское правительство должно противопоставить собственные сообщения, более содержательные, чем простое «паникеров сажать».




Иначе говоря, власти предстоит вступить в «информационную войну» и выиграть ее.

Надо полагать, что она это понимает. И первые ее действия чисто репрессивного характера в большей степени являются рефлексивной реакцией созданного Лукашенко аппарата управления, чем признаком того, как в итоге этот аппарат хочет справиться с ситуацией. Проблема в том, что мобилизовать население в свою поддержку не массированной государственной пропагандой «в лоб», а более тонкими методами, да еще в условиях валютного кризиса очень сложно. Между тем надо отдавать себе отчет, что чем дольше официальный Минск будет держаться за простые решения, сводящиеся к посадкам паникеров, тем большую силу будут набирать самые злонамеренные версии происходящего — вплоть до обвинения в теракте самого Александра Лукашенко.

Источники, близкие к спецслужбам, сообщили корреспонденту «Газеты.Ru», что по подозрению у причастности к теракту в Минском метро задержаны три человека, а не два, как заявили ранее белорусские власти. Двое из них — молодые анархисты из Витебска. Кроме того, задержана девушка одного из двух предполагаемых «бомбистов», она снимала квартиру в Минске. Какую роль она могла играть в подготовке теракта — следователи уточняют. Накануне в Витебске в квартирах анархистов прошли обыски, следователи допрашивали знакомых и друзей задержанных.


По информации источника, следствие считает, что витебские анархисты взрывом в Минске хотели отомстить за прошлогодние аресты своих столичных соратников. Официально эту информацию власти пока не подтверждают.


Осенью 2010 года несколько минских анархистов были арестованы после того, как посольство России в Белоруссии забросали бутылками с зажигательной смесью. Одного из анархистов, подозреваемых в поджоге посольства, белорусские спецслужбы вывезли в Минск из Москвы. Теперь молодые люди, которым инкриминируется злостное хулиганство, ждут начала процесса. Впрочем, дата суда пока не назначена.


Накануне председатель КГБ Белоруссии Вадим Зайцев озвучил три версии теракта в метро, среди которых была месть экстремистских организаций (в частности, анархистов).


Кроме «анархистской», по словам Зайцева, следователи рассматривают версию о дестабилизации обстановки в стране и действия нездорового человека. Версия про террориста — психа-одиночку отпала, когда стало известно о двоих задержанных, знакомых друг с другом и действовавших сообща. Однако утром в среду глава следственной группы, заместитель генерального прокурора Белоруссии Андрей Швед, отверг все три версии, выдвинутые КГБ, и сказал, что следователи разрабатывают «совершенно новую версию».

Швед заявил, что в ночь на 13 апреля сотрудники главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Белоруссии задержали первых фигурантов дела о взрыве на станции «Октябрьская».




По его словам, оба задержанных — граждане Белоруссии, уроженцы одного из областных центров, ранее не судимые. «Они уже давно знакомы между собой», — отметил представитель Генпрокуратуры.


«Проведены первые допросы, получены первоначальные показания», — заявил Швед. Как сообщил замгенпрокурора, 25-летнего исполнителя теракта запечатлела видеокамера в метро. По словам заместителя генерального прокурора, правоохранительные органы еще 12 апреля готовы были обнародовать не просто фоторобот вероятного исполнителя, но и его видеоизображение. Однако в интересах следствия этого не было сделано. По словам Шведа, на видеозаписи четко видно, как подозреваемый прибывает на станцию «Купаловская», спускается на «Октябрьскую», оставляет сумку на скамейке и уходит оттуда, манипулируя чем-то в кармане куртки. После этого происходит теракт», — рассказал Швед журналистам.Самостоятельно ли подозреваемые изготовили бомбу, которая сработала в метро, Швед не сообщил. Не ответил он и на вопрос, где были задержаны подозреваемые, сославшись на тайну следствия.

Зато он рассказал, что следователи проверяют причастность задержанных к взрывам в Витебске в 2005 году и во время празднования Дня независимости в Минске 3 июля 2008 года. В сентябре 2005 года в Витебске прогремели два взрыва: при одном пострадали два человека, при другом — 50. Взрыв в Минске произошел вечером 3 июля 2008 года, во время торжественных мероприятий, посвященных Дню независимости Белоруссии. Тогда сработало самодельное взрывное устройство (безоболочное, начиненное болтами), около 50 человек получили ранения различной степени тяжести. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство», но виновных до сих пор не нашли.

Глава КГБ Белоруссии Вадим Зайцев позже рассказал, что при теракте на «Октябрьской» использовалась та же взрывчатка, что и при взрыве на День независимости два с половиной года назад, передает «Интерфакс». По словам Зайцева, куплена она была в интернете, и аналогов этой взрывчатки сотрудникам белорусских спецслужб не удалось обнаружить «в данных ни одного из государств».


Материалы есть — берите, исследуйте, пусть объясняются, откуда у них эта информация. Лица этих негодяев показать всему народу». Может быть, это огульная критика, заметил Лукашенко, а может быть, и нет.

О причастности властей Белоруссии к взрыву говорил, в частности, экс-кандидат в президенты Александр Козулин. «Кому-то очень выгодно, чтобы внимание от социально-экономических проблем переключилось на что-то другое», — сказал он «Белорусской деловой газете».

Реплики оппозиции и позиция Запада дестабилизируют ситуацию в Белоруссии и подогревают страхи населения, бросившегося скупать валюту, а когда ее продажа прекратилась — продукты. Эту панику нужно жестко пресекать, заявил Лукашенко. «Вся эта болтовня о демократии, демократизации, которая нам навязывается, ничего общего не имеет с истинной демократией, которая есть в нашей стране. Жесточайший порядок, организованность — залог нашего дальнейшего выживания! — заявил белорусский президент. — Дошло до откровенного кощунства: наши европейские так называемые партнеры в Страсбурге рассуждают о неких правах человека. Это пляска на костях, иначе не назовешь такое поведение».

Расследование теракта подтвердило серьезные противоречия между белорусскими силовыми ведомствами — в первую очередь между КГБ и МВД. Формально антитеррор — сфера деятельности КГБ, однако террористов вычислили и арестовали специалисты главного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД. «Несмотря на пристальное внимание с моей стороны к правоохранительным органам, проколов больше чем достаточно, — возмутился Лукашенко. — Как мне докладывают чекисты, они поинтересовались некоторыми общежитиями военнослужащих. Чего только там нет! И патроны, и взрывчатка, и разные боеприпасы!»

Тема национальной и общественной безопасности должна стать одной из ключевых в ежегодном послании белорусскому народу и национальному собранию, с которым Лукашенко должен выступить 21 апреля, полагают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты. Они опасаются, что теракт станет оправданием для усиления госконтроля во всех сферах жизни страны, в первую очередь в общественно-политической.


Оппозиция восприняла слова Лукашенко как угрозу.


«Связать этот взрыв с деятельностью оппозиции — главная цель сейчас, эту линию уже гнут официальные пропагандисты, не называя никого конкретно», — сказал журналистам лидер Белорусского народного фронта Алексей Янукевич.

Позже БНФ распространил заявление, в котором призвал не усиливать давление на оппозицию: «Партия БНФ призывает правоохранительные органы Беларуси воздержаться от использования этого инцидента в качестве повода для нового витка политических репрессий, как это было во время расследования взрыва 3 июля 2008 года».

Многие белорусские оппозиционеры сейчас и так под следствием, а некоторые и под арестом. Соратник Янукевича Григорий Костусев, как и большинство лидеров белорусской оппозиции, провел несколько дней в СИЗО КГБ за участие в акциях протеста в ночь после выборов президента Белоруссии 19 декабря 2010 года. Двое кандидатов — Александр Санников и Николай Статкевич — до сих пор содержатся в СИЗО, Анатолий Лебедько и Александр Федута были отпущены под подписку о невыезде на прошлой неделе, Алесь Михалевич бежал в Чехию, где получил политическое убежище.

Смотрите так же по теме: Жить стало лучше, жить стало веселее

Смотрите так же по теме: Полковник спецслужб Владимир Бородач о теракте в Минске


Смотрите так же по теме:Теракт в минском метро 11.04.11. Факты


Смотрите так же по теме:Александр Лукашенко - Всех привлечь, ни какой демократии


Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More