8 мая 2012 г.

Топ-7 тайн о «Восточном партнерстве» и Беларуси из «Wikileaks»

Три года назад стартовало «Восточное партнёрство». Беларусь практически не использовала выгоды инициативы, зато «засветилась» в разных секретных переговорах.
«Восточное партнёрство» (ВП) 7 мая празднует свой день рождения. Три года назад на Пражском саммите произошла инаугурация европейской инициативы. С её помощью Евросоюз рассчитывает больше, политически и экономически, интегрировать Беларусь, Молдову, Украину, Азербайджан, Армению и Грузию в европейское пространство.

«Восточное партнёрство» три года спустя: Беларусь в аутсайдерах

Однако участие Беларуси в ВП оказалось более чем скромным. Правовой базы двусторонних отношений с Евросоюзом до сих пор нет, контакты на высшем уровне с начала 2011 года заморожены. О прогрессе многосторонних проектов, предложенных Беларусью, также ничего не слышно. На межпарламентском уровне, в Ассамблее «Евронест», Беларусь вовсе не представлена — Европарламент не признает беларусское Национальное собрание из-за фальсификации выборов, а пойти на компромиссный вариант «5+5» (пять депутатов парламента и пять представителей оппозиции и гражданского общества) беларусские власти отказались.

Лишь на уровне взаимодействия неправительственных организаций Беларусь положительно выделяется: её представители традиционно активны в работе Форума гражданского сообщества ВП, как на пленарных заседаниях, так и в рабочих группах. Тем не менее, Форум имеет ограниченное влияние на развитие ВП в целом. И прогресс по одной из основных целей Форума – продвижению диалога между третьим сектором и властью – едва заметен. Беларусские власти не только не помогают беларусскому гражданскому обществу в его работе по интеграции с ЕС, но и всячески ей препятствуют.

Аутсайдерство Беларуси очевидно в сравнении с достижениями других партнёров по «Восточному партнёрству».

Звучит анекдотично, но торговые и экономические отношения Беларуси и ЕС до сих пор регулируются Соглашением о торговле и сотрудничестве 1989 года между ЕС и СССР. Тем временем Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве с Молдовой и Украиной Евросоюз запустил ещё в 1998 году, а с южнокавказскими республиками — в 1999 году. Уже завершены переговоры с Украиной о переходе на следующий этап договорных отношений – к подписанию Соглашения об ассоциации (пока его запуск заморожен из-за дела Юлии Тимошенко). Все остальные страны ВП, кроме Беларуси, с 2010 года также находятся в переговорном процессе с ЕС по подписанию Соглашений об ассоциации.

Соответствующие переговоры — огромная работа, проводимая странами ВП. Она включает политические, институциональные, экономические реформы на основе европейских стандартов. Во всём этом Беларусь участия не принимает.

Важная составляющая Соглашения об ассоциации — положение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ), переговоры по которому ведутся отдельно. Это комплексное торговое соглашение, которое предусматривает не просто устранение тарифов и импортных квот, но и гармонизацию относящегося к торговле законодательства, и принятие страной большой части acquis communautaire (законодательства) ЕС. Переговоры о зоне свободной торговли с Молдовой, Грузией и Арменией начаты в феврале-марте 2012 года. Украина в этой сфере ушла далеко вперёд, но существует всё та же заминка — дело Тимошенко.

Пока за бортом, кроме Беларуси, только Азербайджан, который не вступил во Всемирную торговую организацию, что является предусловием для начала переговоров по ЗСТ. Помимо членства в ВТО, для Беларуси существует ещё одна принципиальная невозможность интеграции в зону свободной торговли с ЕС — соглашения с Россией и Казахстаном в рамках Таможенного союза.

С энергетикой, транспортом и визами — также печально

В сфере визовой либерализации Беларусь опять же плетётся позади остальных стран ВП. В феврале-марте 2012 года ЕС начал переговоры о заключении договоров по упрощению визового режима и реадмисии с Азербайджаном и Арменией. С Грузией соглашение вступило в силу годом ранее. Подобные соглашения с Молдовой и Украиной вступили в силу ещё в 2008 году, теперь страны ведут переговоры о безвизовом режиме. Тем временем Беларусь до сих пор не может ответить на предложение Еврокомиссии о начале переговоров, присланное в марте 2011 года.

Совместная декларация Варшавского саммита ВП в сфере энергетической безопасности отмечает успехи Украины и Молдовы, в сфере транспорта — Украины, Молдовы и Грузии. В области безопасности продуктов, сельскохозяйственного и технологического сотрудничества — подобная ситуация. То есть даже в тех сферах, где беларусские власти заявляют о своём желании «прагматически сотрудничать» с Евросоюзом, — транспорт, энергетика, упрощение визового режима — прогресс ничтожен. Что уж говорить про демократию, права человека и верховенства права — ценности, на которых базируется ВП.

В целом, сотрудничество в рамках ВП работает по принципу «большее за большее, меньшее за меньшее».

Упомянутая декларация ещё раз это подчёркивает: «Наиболее вовлеченные в процесс реформ партнёры получают большие выгоды от сотрудничества с ЕС, включая более близкие политические отношения, более глубокую экономическую интеграцию в европейский внутренний рынок и большую поддержку ЕС». То есть прогресс зависит от пожелания и готовности самого государства продвигаться вперёд. Пока беларусские официальные лица жаловались на медлительность работы ВП, рассматривая инициативу прежде всего как шанс «здесь и сейчас» получить средства на реализацию конкретных проектов, другие партнёры комплексно продвигались в желаемых сферах.

Обнародованная «Wikileaks» переписка американских дипломатов приоткрывает некоторые забавные секреты о Беларуси и «Восточном партнёрстве». Эта программа удостоена хотя бы частичным вниманием в более чем 2000 рассекреченных сайтом телеграмм, из них Беларусь упоминается примерно в 300 документах:

1. Грузия угрожала покинуть ВП из-за Беларуси

В течение фазы утверждения «Восточного партнёрства» грузинское правительство и президент предупреждали западных дипломатов о возможности выйти из ВП в том случае, если Беларусь признает Абхазию и Южную Осетию.

Дипломатическая телеграмма, отправленная временным поверенным Логсдоном в сентябре 2009 года, передаёт в Госдеп США радикальное предупреждение Михаила Саакашвили. Грузинский президент сообщил американским дипломатам, что если Беларусь сделает шаг к признанию и Евросоюз после этого не исключит Беларусь из ВП, то Грузия будет вынуждена покинуть инициативу сама.

Это не единственная телеграмма подобного содержания. Ещё одна передаёт слова главы МИД Грузии Вашадзе, что в случае признании Беларусью независимости регионов, он ожидает, что ЕС «сделает выбор в пользу Грузии, а не Беларуси». Такую же позицию глава МИД озвучил на встрече немецкому, французскому и британскому послам.

2. США требовали от ЕС выставления Минску условий для вступления в ВП

Американская дипломатия противостояла идее включения Беларуси в ВП без значительных реформ с её стороны и методично настаивала на изоляции Александра Лукашенко. В беседе с высокопоставленным чиновником литовского МИДа американские коллеги попросили рассмотреть включение Беларуси только в случае значительных реформ. Они также напомнили, что дата запуска ВП, 7 мая 2009 года, совпадает с 10-летием исчезновения бывшего министра внутренних дел Беларуси Юрия Захаренко. Однако литовцы считали, что предусловия для членства ВП не будут правильным подходом.

Американцы также не убедили польское правительство не замораживать визовые санкции ЕС против беларусского руководства в конце 2008 года. США выступали за идею более постепенного снятия санкций. Но министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский парировал, что США продвигают двойные стандарты, развивая близкие отношения с «диктатурой в Саудовской Аравии, но не с Беларусью». Как бы то ни было, Польша не могла согласиться с более радикальной позицией США, поскольку была одним из основных промоутеров «Восточного партнёрства», которое без Беларуси смотрелось бы нецелостным.

3. Беларусь рассматривают как буферное государство между Польшей и Россией?

Американские дипломаты описывают своё видение польского намерения приблизить Беларусь к ЕС через призму «российской угрозы».

Кроме возможности ускорить демократические реформы в Беларуси, цель ВП как составной части польской политики на востоке — противостояние возрождающейся России, передаёт в Госдеп бывший посол США в Польше Виктор Эш. Радослав Сикорский и премьер-министр Дональд Туск предпочитают сближение с Беларусью её дальнейшей изоляции, так как в последнем случае она станет ещё более зависимой от России, а это «разрушит ожидания, что Беларусь станет буферным государством между Польшей и Россией», — продолжает Эш.

Польша не одинока в своих опасениях об увеличении влияния России в регионе.

Ещё в 2006 году представитель Литвы в НАТО Жигимантас Павилёнис указал американским партнёрам, что Россия готовится к «возможному "аншлюсу" Беларуси, оказывает большое давление для смены грузинского руководства и прикладывает свою сильную руку в Приднестровье».

4. Споры о визите Лукашенко в Прагу

Европейские дипломаты с трудом достигли консенсуса по вопросу, приглашать ли Лукашенко на учредительный Саммит ВП в Прагу, о чём свидетельствует дипломатическая переписка.

В апреле 2009 года, за месяц до запуска ВП, глава политического департамента польского МИДа Витольд Собков рассказал американским дипломатам о разных позициях в ЕС по Беларуси. «Нидерланды — против, Италия — за, Франция хочет пригласить Лукашенко, но не пожимать ему руку», — поведал польский дипломат. Компромисс был достигнут лишь за две недели до саммита, на люксембургской встрече министров иностранных дел.

5. ЕС опасался, что Лукашенко приедет на саммит вопреки договоренности

В итоге ЕС пошёл на так называемое джентльменское соглашение с Лукашенко. Официальное приглашение на учредительный Саммит ВП адресовалось руководителю Беларуси, но он соглашался отправить кого-то вместо себя. Об этом с Лукашенко договорился глава испанского МИДа Моратинос во время своего визита в Минск. В то же время, шведский дипломат Ёнас Мендель сообщил американцам об опасениях в ЕС, что «Лукашенко может появиться на саммите ВП в нарушение договорённости».

Ещё одно опасение насчёт Беларуси и её участия в ВП – это возможное признание Абхазии и Южной Осетии сразу же после саммита.

«Для ЕС было бы проблемой, если бы Беларусь пошла на признание через пару недель после саммита», — сообщил американцам один из немецких дипломатов. Германская дипломатия пыталась упредить такую неприятную возможность. Признание независимости Абхазии и Южной Осетии означало бы пересечение Минском «красной линии» для участия в ВП, считало немецкое правительство.

6. Чехи разозлили немцев своей дипломатией вокруг приглашения Лукашенко

В первом полугодии 2009 года в Совете ЕС председательствовала Чехия, на её внешнеполитическое ведомство и лёг основной груз организации Самита ВП. Вначале представители Чехии заявили по дипломатическим каналам, что Александр Лукашенко приглашён на Саммит ВП, затем сделало поправку, что формальное приглашение послано не было. Наконец, позже чехи заявили, что само приглашение отправили, но не лично Лукашенко. Немецкие дипломаты были очень раздражены этой путаницей, передает одна из секретных телеграмм.

Причина этого раздражения проста — немецкий МИД, не обладая знанием реальной ситуации, оказался в глупом положении, пытаясь ответить на запросы парламента по этому поводу.

7. Нидерланды: самый принципиальный противник Беларуси в ВП

Из дипломатической переписки следует, что самым принципиальным противником возможного визита Лукашенко в Прагу были Нидерланды. Более того, как следует из дипломатического слива, «Гаага была против любого участия Беларуси в «Восточном партнёрстве».

Ещё одна рассекреченная «Wikileaks» телеграмма приводит позицию голландского министра иностранных дел Максима Ферхахена: Беларусь не следует включать в «Восточное партнёрство» из-за проблем с демократией и правами человека. Отметим, что нынешний глава МИД Нидерландов Ури Розенталь также является одним из наиболее критически настроенных европейских министров по отношению к беларусским властям.

***


Три года участия в «Восточном партнёрстве» для Беларуси прошли если не впустую, то малоэффективно. За этот период страна значительнее вовлеклась в интеграционные проекты с Россией, нежели с Евросоюзом. Можно смело сказать, что разговоров об участии Беларуси в ВП было больше, чем реальных достижений. А ведь переговоры по включению Минска в инициативу прошли совсем не просто, как явствует из рассекреченной «Wikileaks» дипломатической переписки. Вместе с тем, у ВП по-прежнему есть потенциал, и сторонникам европейской идеи остаётся уповать, что старания по включению Беларуси в инициативу три года назад не окажутся тщетными.

Андрей Елисеев, «Новая Эўропа»


0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More