4 июл. 2013 г.

О старообрядцах


О старообрядцах (они же раскольники, или староверы) мы знаем в основном из романа Алексея Толстого «Петр Первый» да редких телевизионных репортажей о жизни нынешних староверов в далеких таежных деревнях. А между тем старообрядцы — не просто уникальная общность людей, не похожих на нас с вами, это маленькая древняя Русь внутри огромной современной России. Границ этой Руси вы не найдете ни на одной карте. Но она есть. И преодолеть ее практически невозможно. Потому что проходит она через людские души.
По праву третьего Рима

В 1655 году была издана книга «Служебник церковный: свод новых, исправленных канонов и правил православного богослужения». От этого момента и отсчитывается история раскольников.
Раскол русской церкви разделил население России на тех, кто принял новые правила бого-служения, а заодно и новый образ жизни, и на тех, кто это отверг.

Но начиналось все за полвека до выхода «Служебника». В России царил хаос Смутного времени, и власти, как светской, так и церковной, нужны были свежие идеи, чтобы укрепить страну и дать ей надежду на будущее. И ничего лучше византийской теократической идеи, подтвержденной знаменитым пророчеством старца Филофея о славе Москвы как третьего Рима («Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать»), пожалуй, в те времена и не могло быть найдено. При классической теократии правитель государства является и его религиозным главой, но в России, где власть церкви и патриарха всегда была достаточно сильной, требовалось лишь «обновить» церковную власть, показать народу, что именно Русская православная церковь является прямой наследницей истинного, незамутненного православия. А как это сделать лучше всего? Да очень просто. Надо привести к единообразию все церковные обряды и книги, в которые при многочисленных переводах, переписывании были допущены ошибки.

Поначалу эта работа шла постепенно и тщательно. Но, когда при царе Алексее Михайловиче во главе церкви встал патриарх Никон, все изменилось. Он стремился не просто встать во главе церкви, но и подчинить себе государя. Впрочем, поначалу честолюбивые замыслы Никона воплощались лишь в делах церковных. Но зато воплощались так, что взбаламутили всю Русь. Крестились от века двуперстно? Неправильно крестились! Теперь будете осенять себя трехперстным знамением. Написано в древних книгах «Исус»? Неправильно написано. Теперь будем писать «Иисус». Шли при крестном ходе посолонь (по движению солнца)? Будете идти противосолонь! Ну и так далее, начиная от формы креста и заканчивая формой поклонов при богослужении…

Русские — народ терпеливый. Но одно дело, когда власть у тебя отнимает имущество, и совсем иное, когда отнимают символы веры — самое дорогое, что есть в душе! Конечно, большинство, как это всегда и бывает, подчинилось. Но нашлись и те, кто не стерпел «надругательства над верой истинной православной». И таких было сотни тысяч! Нашлись и лидеры. Имя неистового протопопа Аввакума Петрова, кстати в молодости дружившего с Никоном, известно всем. А были еще и Лазарь (как и Аввакума, его казнили); и монахи Соловецкого монастыря, поднявшие в 1667 году бунт против реформ Никона (царь Алексей Михайлович послал войска на усмирение, осада продолжалась восемь лет, и только предательство одного из монахов решило судьбу восставшего монастыря. К тому времени из пятисот восставших осталось в живых шесть десятков). Сохранилось имя Никиты Добрынина (Пустосвята), который в июле 1682 года провел церковный диспут в присутствии царя, был арестован и казнен за оскорбление государевой чести. Была Феодосия Прокопиевна Морозова — боярыня, не сломленная.

Пример Аввакума, соловецких монахов, Путосвята, боярыни Морозой и сотен других ярых противников никонианства дал энергию всему движению старообрядчества. Не желая подчиняться новым «сатанинским» правилам, сотни тысяч раскольников вместе с семьями уходили в глухие места России, все дальше и дальше от преследовавших их царских войск.

В леса и… в огонь

Как всякая противопоставившая себя остальному миру общность людей, цивилизация старообрядцев должна была где-то существовать территориально и как-то себя защищать. С территорией дело обстояло просто — Россия необъятна, в ней всегда найдется место тем, кто хочет удалиться от государева ока. Раскольники уходили в леса Поморья, на Дон, в Сибирь и даже за пределы государства (до сих пор в Румынии живут говорящие по-русски липоване — потомки первых староверов). На окраинах они строили деревни и поселки и начинали новую, по сути — свою прежнюю, жизнь.

Власти поначалу преследовали старообрядцев нещадно, и, разумеется, им пришлось защищаться. Но как это сделать? О вооруженном отпоре, как правило, не могло быть и речи (хотя временами случалось и такое) — слишком неравны были силы, да и не хотели приверженцы старой веры злом отвечать на зло. Поэтому и возникла в те годы страшная, но очень действенная форма сопротивления — самосожжение, или, как называли это сами староверы, крещение огнем. А зачем, собственно, жить, если в Москве воцарился Антихрист и близко уже второе пришествие Христа? Уходили на небо вместе с дымом пожаров тысячи и тысячи. Уходили до тех пор, пока уже в конце XVIII — начале XIX века гонения на старообрядцев перестали быть массовыми. Противостояние старой и новой Руси приняло более цивилизованный характер.

Образ жизни

Надо сказать, что до недавнего времени староверов преследовала любая власть. И царская, и советская. Царская — потому что не могла смириться с их отрицанием официальной церкви и государства как такового. Советская — потому что не могла терпеть внутри общества, строящего коммунизм, объединение людей, не только верящих в Бога, но и не собирающихся участвовать во всенародном строительстве ни под каким видом. Кстати, в этой связи не лишним будет упомянуть, что после 1917 года старообрядцы долго думали, как им жить при советской власти, и наконец решили относиться к ней так, как первые христиане относились к римлянам и Нерону — с терпением и верой, что новая власть со временем разрушится от собственного безбожия сама собой. Как в воду глядели.



Бытие определяет сознание в той же мере, что и сознание — бытие. Так и вышло, что неприятие новых церковных обрядов привело к тому, что постепенно староверы начали отвергать вообще все новое, что приходило к ним из «греховного» мира. До сих пор они не пьют спиртного, чая и кофе, разумеется, не курят, а также не едят картофель, называя его «чертовым яблоком». Особо твердые в вере отказываются практически от всех достижений цивилизации: телевизоров, бытовой техники, телефонов, даже от электричества, категорически не принимают ничего, что исходит от государства, — начиная с бумажных денег и заканчивая паспортами. Но жизнь все же берет свое, и потому современные раскольники, особенно те, кто живет в городах, уже не столь нетерпимы к техническим достижениям человечества.



Вековые преследования ограждали их от мира, заставляли все время быть начеку и активно сопротивляться. Как ни парадоксально, сегодня, когда никаких гонений нет и в помине, староверы, которых в России насчитывается около двух миллионов, переживают серьезный кризис: их образу жизни и вере угрожает… сама современная цивилизация — именно своими удобствами и соблазнами. Впрочем, старообрядцы нашли способ решить это противоречие. Нынче большинство из них, особенно те, кто помоложе, рассуждают так: «То, что необходимо для работы, имеет право быть. То, что вторгается в твою душу, надо исключить». Поэтому многие из староверов пользуются компьютером как инструментом для работы и связи, автомобилем, телефоном. Но почти ни у кого из них в доме нет телевизора: ведь именно телевидение с его агрессивным навязыванием ценностей материальных, по мнению старообрядцев, никак не способствует борьбе человека за истинные, духовные ценности.

В общем, противостояние между староверами и остальным миром продолжается. Они по-прежнему остаются самими собой и строго охраняют ту самую, проходящую через их души границу от вторжения чужаков. В семьях старообрядцев и теперь редко бывает меньше семи-восьми детей, которые уже в 12—13 лет становятся вполне самостоятельными людьми, способными прокормить и защитить и себя, и близких. Людьми, готовыми блюсти веру и обычаи предков и передать их дальше — уже своим детям. И кто знает, может быть, именно цивилизация старообрядцев, сохранившая многое из того, что давно утрачено современной Россией, поможет нам отыскать связующую нить между прошлым и будущим, которую мы все так давно ищем и никак не можем найти...






Космополит К°on



0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More