3 февр. 2013 г.

Польша на пороге иммиграционного бума

Польшу, самую этнически однородную страну Европы, может ожидать волна иммиграции.
"Когда я только приехал, мне было страшно выходить на улицу. Я оглядывался, боялся полиции. Я жил в постоянном страхе", - говорит Куи. Такие же слова могут сказать миллионы нелегальных иммигрантов по всей Европе. Правда, в Польшу они практически не едут.
Куи из Вьетнама, его сограждане составляют одну из крупнейших иностранных общин в Польше. Связи между этими двумя странами наладились еще в коммунистическом прошлом.
Куи торгует одеждой в Варшаве. Сейчас у него уже есть собственное место на рынке, семья, квартира в высотке на окраине Варшавы… и некое душевное спокойствие.
Он легализовался по амнистии, объявленной в этом году правительством, осознавшим, что польской экономике нужны иммигранты.
Куи говорит, что у него гора с плеч свалилась.
Он познакомился со своей женой Тхием уже в Польше. Они оба гордятся своим новым статусом и своей второй родиной.
"У нашего сына польское имя, потому что мы живем в Польше, любим Польшу и чувствуем связь с ней", - говорят они, уже планируя его будущее поступление в университет.
Если отъехать от исторического центра Варшавы на один-два километра, нельзя не заметить, как меняется польская столица.
Рынок Бакаларска – гигантский центр продажи одежды, электротоваров и еды, где поляки практически не торгуют. Здесь отовсюду слышна речь и музыка приезжих из Вьетнама, Болгарии, Турции, Нигерии, Китая, Украины и Белоруссии.
Еще недавно такое трудно было себе представить. А за последние два года количество заявок на рабочие визы в Польше удвоилось.
Цифры европейской статистики говорят, что только 0,1% жителей Польши родились за ее пределами. Это самый низкий показатель в ЕС.
До Второй мировой войны четверть польского населения составляли евреи, немцы и украинцы. Но к 1947 году практически никого из них в стране не осталось.
Полякам, чья независимость была ограничена Советским Союзом, в поисках национального единства оставалось уповать на свои гены и католицизм. В силу этого, а также в силу вполне объяснимой мании преследования, страна оказалась в своего рода этнической изоляции.
Но сейчас появляется все больше признаков того, что эта ситуация может измениться.
"Я горжусь тем, что Польша стала пунктом назначения экономических мигрантов. Мы их прекрасно понимаем, потому что до сих пор сами были экономическими мигрантам"
Рафал Рогала, министр по делам иностранцев
Закон о гражданстве Польши напрасно обрадовал украинцев
В то время как экономика Европы замедляется, в Польше дела налаживаются. Она единственной из всех стран ЕС избежала кризиса 2008-2009 годов и продолжает плыть против течения. В то же время в стране ощущается нехватка рабочих рук, вызванная массовыми отъездами граждан за рубеж.
Министр по делам иностранцев Рафал Рогала, похоже, хорошо знаком с этими тенденциями.
"Я горжусь тем, что Польша стала пунктом назначения экономических мигрантов. Мы их прекрасно понимаем, потому что до сих пор сами были экономическими мигрантами, - говорит он. – В глубине души мы открыты иностранцам. Мы понимаем желание улучшить свою долю и построить новую жизнь вдали от родины. Сейчас нашему народу нужно привыкнуть к тому, что в нашу страну приезжает много иностранцев, которые хотят в ней жить и работать".
Но Рогала понимает, что в нынешних экономических обстоятельствах контролировать иммиграцию может быть непросто.
Он разделяет опасения политиков из Западной Европы, чьи страны уже пережили приток приезжих. Он явно не горит ни желанием копировать, к примеру, британскую модель, ни превращать Польшу в мультикультурную страну.
"И канцлер Меркель, и президент Саркози признали, что мультикультурность не выдержала испытания реальной жизнью", - говорит Рогала.
Богатые тоже едут
На другом конце иммиграционного спектра в Польше – люди, далекие от реалий торговли одеждой на варшавских рынках.

Во Вроцлаве, четвертом по величине городе Польши, на рождественскую вечеринку в городской торгово-промышленной палате собрались сотни выходцев из богатейших стран мира.
Американские банкиры общаются с пиарщиками из Германии и датскими главами софтверных компаний – все они недавно переехали в Польшу.
Пол Норрис приехал из английского графства Саррей четыре месяца назад вместе с женой-француженкой Катериной и двумя детьми. Он возглавляет компьютерную службу местного отделения банка Credit Suisse.
Его дети учат польский в местной международной школе. Катерина еще привыкает к особенностям польской жизни, но тоже рада переезду.
"Я встретила много замечательных людей, - говорит она. – Поначалу мне казалось, что в магазинах поляки ведут себя грубовато и не особо жалуют иностранцев. Но, думаю, они просто не любят, когда лезут в их жизнь. Их просто надо научиться понимать. Я много читала об истории Польши. Эта страна была частью многих империй, ее рвали на части. Неудивительно, что старшее поколение немного подозрительное".
Пол и Катерина обсуждают, сколько времени провести в Польше, не исключая при этом долгосрочную перспективу.
Профессор Кристина Иглицка из школы коммерции и права в варшавском университете Лазарского, советник правительства по вопросам иммиграции, говорит, что стране нужны трудолюбивые иммигранты.

■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□

"По иронии судьбы, нам сейчас нужны те самые люди, которые уехали от нас в Британию в 2004 году", - говорит она.
Западная Европа получила нарицательных "польских сантехников", а в Польшу теперь едут украинские няни и белорусские строители.
И их, возможно, будет все больше и больше.



Космополит К°on

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More