1 нояб. 2012 г.

Россия и США - дружественные враги

Последние два этапа предвыборных президентских дебатов, один из которых пройдет сегодня вечером, должны быть посвящены внешней политике. Следует заметить, что до сих пор президент Обама и Митт Ромни подробно не обсуждали один из ключевых предметов расхождения между ними: заявление Ромни о том, что Россия для Америки - «геополитический враг номер один». Поэтому E-Ring связался с высокопоставленным американским офицером, отвечающим за большую часть контактов между военными Соединенных Штатов и России – заместителем директора Европейского командования (EUCOM) ВС США по планированию, политике и стратегию контр-адмиралом Марком Монтгомери (Mark C. Montgomery), чтобы выяснить, что он об этом думает. Оказалось, что американские и российские военные взаимодействуют практически на повседневной основе – вместе тренируются, проводят совместные учения, укрепляют личные связи и совместно выполняют миссии в области национальной безопасности. По словам Монтгомери, старые враги времен холодной войны никогда не сотрудничали лучше, чем сейчас. «В прошлом году мы организовали около 50 мероприятий, а в этом уже успели добиться еще большего. Полагаю, что к концу года мероприятий будет более 70. Между нашими вооруженными силами налаживается прочное сотрудничество», - заявил Монтгомери. Помимо этого Монтгомери утверждает, что Россия активно и ощутимо сотрудничает с США в других областях, и это идет на пользу американской национальной безопасности. Русские разрешили поставки военных грузов в Афганистан через Северную распределительную сеть и присоединились к контртеррористическим усилиям и противодействию пиратству в районе Африканского рога. Это только то, что относится к сфере ответственности Европейского командования. У других региональных командований, включая Тихоокеанское командование, Командование воздушно-космической обороны Северной Америки и Северное командование, есть свои мероприятия и свои отношения с Россией. Монтгомери хорошо представляет себе, какой путь прошли отношения между США и Россией. В начале 1980-х годов его отец был морским атташе в Москве и Монтгомери тоже там жил. «На мой взгляд, с 1981 года отношения значительно улучшились», - шутит он. Но все-таки влияет ли риторика президента Владимира Путина, а также американских политиков и кандидатов в президенты на непосредственные военные отношения между Россией и Соединенными Штатами? «В целом на нашем уровне главное – это дело», - говорит Монтгомери. И действительно, на той же неделе, когда Митт Ромни на национальном съезде Республиканской партии в Тампе снова обрушился на Россию, российские офицеры находились в штаб-квартире Командования воздушно-космической обороны Северной Америки в Колорадо-Спрингс, готовясь отрабатывать сценарий по противостоянию захвату террористами самолета над российским и американским воздушным пространством. Изрядная часть работы Монтгомери состоит в том, чтобы способствовать, как выражаются военные, взаимодействию между ключевым руководством». По его словам офицеры вплоть до председателя Объединенного комитета начальников штабов регулярно встречаются со своими российскими коллегами, так как «многое зависит от личных отношений». «Одна из причин для передового базирования наших командований – в частности EUCOM - заключается в том, что это позволяет нам выстраивать и поддерживать такие отношения и дает возможность развивать взаимодействие между вооруженными силами – не то, чтобы втихомолку, просто в постоянном режиме». По мнению Монтгомери, между председателем Объединенного комитета начальников штабов Мартином Демпси (Martin Dempsey) и его российским коллегой – генералом Николаем Макаровым – установились «прочные личные отношения». В последние два с половиной года, пока Обама нажимал кнопку «перезагрузки», а консерваторы выражали тревогу по поводу не слишком доброжелательной реакции Путина, взаимодействие между военными постоянно росло, хотя и без лишнего шума. По словам Монтгомери, еще важнее то, что оно не только расширялось, но и углублялось. «Морские учения отличаются чрезвычайно глубоким уровнем технического взаимодействия», что отражает длинную историю флотских отношений времен холодной войны, утверждает он. «Однако, скажем, наземные учения и учения спецназа еще очень молоды и носят, скорее, подготовительный характер. Впрочем с каждым годом они усложняются», - добавил контр-адмирал. Несмотря на звучащую со стороны Москвы риторику, которая указывает, что Россия не хочет идти Вашингтону навстречу по вопросам Ирана, Сирии, ядерных вооружений или противоракетных обороны, Монтгомери говорит, что, на его взгляд, ни одна из сторон не проявляет желания тормозить военные учения. Учения бывают разными. Это может быть что угодно – от настольной военной игры с участием шести офицеров до полномасштабных флотских учений, к которым привлекаются 5000 матросов и офицеров из нескольких стран и в ходе которых сотни американских офицеров напрямую контактируют с российскими коллегами. В последних учениях «Северный орел» участвовали Норвегия, Россия и США. Мероприятие включало в себя отработку сотрудничества в Арктике и некоторых базовых военно-морских навыков, морского перехвата и поисково-спасательных операций. Другое мероприятие под названием «Atlas Vision» считается «подготовительными» кабинетными учебными для военных штабистов, которые планируют, как американские и российские войска могут работать вместе. Подчиненное EUCOM командование специальных операций также провело в этом году в Колорадо воздушные учения. Россия, как ожидается, в ответ должна провести в следующем году нечто аналогичное на своей территории. Однако если риторика начнет сказываться на реальности, США и Россия могут частично отказаться от взаимодействия. «Многие из этих учений основаны на принципе развития взаимной совместимости и способности к быстрому совместному развертыванию сил для выполнения той или иной задачи, - утверждает Монтгомери. – Поэтому, если значительно сократить сотрудничество, то, когда понадобится что-то сделать для целей глобальной безопасности, - например, организовать патрулирование против пиратов или операцию против террористов, - у нас будет хуже получаться быстро интегрировать силы и взаимодействовать в боевой или оперативной обстановке». По словам Монтгомери, способность американских сил взаимодействовать с российским флотом в ходе противопиратских мероприятий у Африканского рога напрямую связана с долгое время проводившимися по шесть или семь раз в год совместными учениями и прочими проектами такого рода. «Мой опыт говорит, что как повседневное взаимодействие с русскими, так и взаимодействие с ними в ходе учений привели к намного более активному и эффективному участию России в борьбе с пиратством», - заявил он.
■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□
Представители Пентагона ответили отказом на все просьбы E-Ring об интервью с чиновником министерства обороны, отвечающим за политику в отношении России - заместителем помощника министра обороны Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas). Космополит К°on

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More