12 мар. 2012 г.

Без колебаний

Из «Волков» увольняли только на кладбище или по собственному желанию. Честь, репутация для элитного подразделения спецназа были не так важны, как и точность стрельбы или владение приемами рукопашного боя, но в туалете, где Рей насовал тому парню, оказалась камера, а у самого пострадавшего – родня в военной прокуратуре.
«Тебя увольняют не за то, что сделал, - сказал капитан, доставая из сейфа ранее написанное Реем без даты заявление с просьбой уволить по собственному желанию, - а за то, что попался».
Рей молчал.
Капитан напоследок протянул клочок бумаги с телефоном и попросил позвонить по этому номеру.
- У них должна быть работа для тебя, - сказал он напоследок.
Рей сидел дома, никуда не выходил, от вопросов и причитаний матери отмахивался, пил пиво и смотрел чемпионат континентальной лиги по хоккею.
«Лучше умереть «диктатором», чем «голубым»! Покажем заднеприводным их историческое место!» услышал он напутствие тренера «Диктаторов» к своим подопечным и вспомнил лицо парня из туалета. Подведенные веки, напомаженные волосы, лак на ногтях и кулаки снова потяжелели. Он полез за сигаретами и вместе с пачкой из куртки вывалился номер телефона, который дал капитан.
Он посмотрел на цифры, отхлебнул пиво и позвонил.
- Слушаю, - сказала трубка.
Рей спросил, куда он попал.
- А куда вы целились? – поинтересовались на другом конце провода.
Ответ понравился.
- Мне капитан Шпаков дал этот номер.
Его пригласили прийти на следующий день.
Здание оказалось неприметным, без вывески, с камерами по углам, постом полиции на входе и кодовыми замками даже на туалетах. Его сразу заставили сдавать мочу, кровь, бежать по дорожке и стрелять на тренажере.
На следующий день пришлось отвечать на вопросы компьютера, нацепивши датчики. Что-то вроде детектора лжи, с которым пришлось познакомиться при приёме в «Волки». Только сейчас интересовало буквально все.
Имеете ли Вы собственный способ связи с Богом?
НЕТ.
Согласны ли вы, чтобы вашими соседями была гомосексуальная пара?
НЕТ.
Считаете ли вы, что сверхъестественному есть место в вашей жизни?
НЕТ.
И так далее, почти две тысячи вопросов.
В конце дня принесли контракт.
Я, Андрей Волошко, именуемый в дальнейшем Доброволец, находясь в здравом уме и трезвой памяти соглашаюсь выполнить услуги, особо оговоренные в приложении А.
Я осознаю все последствия и все обстоятельства, которые могут возникнуть в результате исполнения услуг, оговоренных в приложении А, и отказываюсь от любых претензий к ООО «Время минус»».
- Подумать можно? – на всякий случай спросил Рей, понимая, что подумать не дадут.
В ответ отрицательно покачали головой.
Ему торжественно вручили брошюру с рассказом Р. Брэдбери «И грянул гром» и повели в барокамеру. Дальше были ежедневные видеолекции о Мезозойском периоде. Климат, животный и растительный мир, география и даже геология.
Он каждые два часа сдавал кровь и мочу и сидел обвешанный датчиками. Заходили инженеры в неуклюжих скафандрах, снимали старые датчики и вешали новые, он садился за клавиатуру и принимался отвечать на вопросы. Наконец , когда уже все надоело и он потерял счет времени, готов был послать всех уйти, в барокамеру явилась целая делегация. Они смотрели на него, брали за руку, заставили отрыть рот и высунуть язык, сделали несколько пометок в планшетниках и поздравили с успешным завершением подготовительного периода.
Из барокамеры Рея не выпустили, неразговорчивая медсестра в скафандре привезла капельницу, а инженеры прикатили новые стойки, а на голову надели шлем с толстой косой, сплетенной из тонких разноцветных проводов, которые тянулись к приборам. Инженеры суетились, на ходу меняли платы, кривые, в которые то и дело тыкали пальцами, стали совсем безобразными. Наконец, инженеры оттопырили большие пальцы и стали довольно хлопать друг друга по спинам, а медсестра воткнула Рею иголку в вену.
Датчики попискивали, по прозрачной трубочке в вену бежала розовая жидкость, Рей закрыл глаза, а открыл их, стоя под гигантским папоротником. В Мезозое было сыро, жарко и пахло гнилью.
Рей сделал шаг, у него закружилась голова. Он осторожно сделал еще один шаг и еще один. Под ногами зачавкало, что-то испуганно попыталось прыгнуть в сторону, Рей поскользнулся и упал. Локоть погрузился во что-то мягкое, липкое и хлюпающее. Оно испустило душераздирающий басистый квак и перестало подавать признаки жизни. В воздух с тонким писком поднялась мошкара. Неожиданно папоротники стали клониться в сторону, изображение задергалось, покрылось трещинами, Рей понял, что проваливается куда-то в черноту, открыл глаза и увидел барокамеру.
Кто-то светил фонариком в зрачки, его трясли за руку, а несколько человек возбужденно сыпали терминами с экранов, размахивали руками, не в силах сдержать эмоции.
- Так че, - спросил он, ни к кому специально не обращаясь, - не было путешествия во времени, это был сон?
Даже через стекла скафандров было видно, что все улыбаются.
У него взяли кровь, снова обвешали датчиками и снова заставили отвечать на дурацкие вопросы.
Имеете ли вы собственный способ связи с Богом?
НЕТ.

■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□


Согласны ли вы, чтобы вашим соседом был мужчина, живущий с женщиной?
Рей занес палец над клавиатурой, но замер, посмотрел на локоть, который немного побаливал и перевел взгляд на экран. Бегущая строка дублировала слова тренера хоккейной команды, обращавшегося к своим подопечным:
«Лучше умереть «голубым», чем «диктатором»! Покажем перднеприводным их историческое место!»
У тренера были напомажены волосы, подведены веки, и ярко, как того требовала последняя мода, были накрашены губы.
Рей выдохнул и без колебаний набрал «НЕТ».


Без колебаний



0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More