9 дек. 2011 г.

Над Беларусью висит проклятье «совка»

Ровно двадцать лет назад, 8 декабря 1991 года, в Вискулях был подписан приговор Советскому Союзу.
С тем, что формально реанимировать советскую империю невозможно, смирились, кажется, уже и самые твердокаменные адепты. Но при этом «совок» жив — и потрясающе живуч! — во множестве осколков и реинкарнаций.
Его черты — в антидемократичности большинства постсоветских режимов (и белорусский здесь — классика жанра!); в уродливой экономике; в забронзовевших несменяемых вождях; в пропагандистской ненависти к Западу — пальцы можно загибать и дальше.

А главное — «совок» прочно сидит в головах изрядной части народонаселения на просторах бывшей империи. Режимы и вожди — это, если разобраться, производное. В старой максиме: каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает, — если и не 100% горькой истины, то, во всяком случае, немалая доля.

Вперед, в светлое прошлое!

Александр Лукашенко пришел к власти в 1994 году на волне массовой ностальгии по «светлому прошлому». И долгое время успешно эксплуатировал ментальные комплексы «гомо советикуса»: патернализм, уравниловку, принцип «не высовываться», боязнь рынка, ксенофобию и т.п.

Кучку убежденных политических противников удалось загнать на маргинес. Миллионы же продемонстрировали готовность без терзаний отдать свободы и права (так и не распробованные на вкус за считанные годы демократической вольницы) в обмен на стабильную наваристую похлебку из казенного котла.

Сегодня, правда, выясняется, что и права — тю-тю, и похлебка стала пожиже. Но вот рейтинги демократов от этого не выросли и на улицу отстаивать свои интересы народ не ломанулся. Страх и пофигизм — это тоже родимые пятна «совка».

Почему же он так живуч? Ряд аналитиков говорят о цивилизационном разломе. Помните, у Киплинга: «О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут…». По сути, этот разлом имеют в виду и постсоветские вожди, рассуждая о «суверенной демократии», национальных традициях и особом пути. Нечего, мол, навязывать нам чуждые западные образцы, не та почва.
Так что, для Беларуси и других постсоветских стран (Балтию выносим за скобки) печать «совка» — некий фатум? Не об этом ли говорит, в частности, откат Украины от романтических идеалов оранжевой революции к воспроизведению белорусской модели? Что касается других примеров типа киргизской «революции тюльпанов» — вообще замнем для ясности.
Да и посмотрите, в конце концов, куда сползла Россия, где в 1991-м Ельцин с танка звал к свободе и народ, казалось, сбросил ментальные оковы «совка» вместе со статуей железного Феликса. Демократическая волна ушла в песок, и наследники Феликса втихаря оседлали многострадальную страну…

Означает ли эта печальная панорама, что преимущественная часть постсоветского пространства обречена на вечное историческое прозябание?

На российской игле

«Если говорить обо всем бывшем СССР, то есть две очевидные причины, которые куда более осязаемы, чем умозрительный «цивилизационный разлом», — отметил в комментарии для Naviny.by белорусский политолог-востоковед Сергей Богдан.

Во-первых, сказал он, для постсоветской страны важно, «есть ли какая-то память о несоветском опыте строительства национального государства или борьбы за него». И плюс — есть ли в этой несоветской традиции компоненты, обуславливающие неавторитарное развитие.

Например, у стран Балтии такой опыт был. «В Беларуси такая традиция (БНР и ВКЛ) оказалась слишком слабой, ее пришлось воссоздавать или конструировать заново уже после прихода к власти Лукашенко. Нация была сформирована в БССР», — подчеркивает Сергей Богдан.

Вторая важная причина, по его мнению, — это социально-экономическая раскладка. С одной стороны, вопрос в том, может ли новое независимое государство выживать и развиваться в экономическом плане, не будучи зависимым от другого иностранного государства.

С другой стороны, продолжает собеседник, важно то, как выглядят взаимоотношения государства и общества в экономической сфере. А именно: есть ли у граждан возможности для предпринимательской активности, зависит ли государство от их налогов? Либо оно, напротив, обладает источниками финансирования (например, доходами от нефти, помощью от других стран), которые делают правительство в значительной степени автономным от граждан.

«Режим Лукашенко в этом смысле всегда имел доступ к российской помощи, а граждане, в свою очередь, никогда не обладали достаточной экономической свободой и условиями, чтобы действительно развернуть серьезный бизнес, который как раз и мог бы стать источником финансирования альтернативных политических сил», — делает вывод политолог.

Ну а в итоге — имеем то, что имеем.

Разруха не в клозетах, а в головах

«В Беларуси советская система к 1991 году еще не выработала свой «моторесурс», — размышляет, в свою очередь, политический аналитик Юрий Дракохруст. Иначе говоря, будь весь СССР таким, как Беларусь, советская система какое-то время еще простояла бы, сказал эксперт в интервью для Naviny.by.

По его мнению, «в определенном смысле Беларусь сейчас мучительно избывает свою советскость». И, возможно, не только ее. Неспособность постсоветских обществ к самоорганизации, дефицит гражданственности — это не только наследие СССР, но и результат особенностей предыдущего исторического пути значительной части Восточной Европы, отметил собеседник.

Этот же момент подчеркнул в интервью для Naviny.by минский аналитик Андрей Федоров. «В белорусском случае надо вести речь и о тяжелом наследии Российской империи», — убежден эксперт. А именно — о двух столетиях подавления царизмом национального самосознания белорусов.

Отметим: при этом выбивалась и память о европейских корнях, средневековой демократии и прогрессивном праве Великого княжества Литовского. Вы, мол, младшие братья, ветвь триединого народа — и точка. Итог налицо: сегодня и официальный лидер суверенной Беларуси говорит о своем народонаселении как о «русских со знаком качества» (к слову, сомнительный комплимент и для самих русских).

«С другой стороны, сегодня СССР как идеал, как целостность и для белорусов, несмотря на квазисоветский антураж жизни, уходит в прошлое», — отмечает, со своей стороны, Юрий Дракохруст. Он ссылается на данные НИСЭПИ.

Действительно, если в ноябре 1993 года восстановления СССР хотели 55,1% белорусов, то в апреле 2002-го — 38,8%, а в марте 2011-го — только 24,4%.

Впрочем, четверть электората — это тоже немало. И потом, можно не жаждать ремейка СССР как такового, но оставаться «совком» по жизни.

Ловушка евразийства

Андрей Федоров обращает внимание на то, что между советским тоталитаризмом и постсоветским авторитаризмом есть заметная разница на личностном уровне. «В СССР были задавлены все личные свободы: вот то кино смотреть нельзя, вот та музыка — вражеская и так далее. Теперь такого рода свободы почти полностью обеспечены», — считает собеседник.

Действительно, хотя элементы цензуры и присутствуют (от черного списка музыкантов до фильтрации интернета), но в целом — «кто ищет, тот всегда найдет». И большинству для персонального кайфа этого набора достаточно. Добавьте сюда, если спускаться в сферу материальную, несравненно более широкий ассортимент витрин — по блату сервелат доставать не надо. Плюс некая относительная свобода предпринимательства.

«Что же касается гражданских свобод, то особой потребности в них у многих белорусов, увы, нет», — резюмирует собеседник.

И это опасно в условиях нынешнего восточного тренда официального Минска, считает Андрей Федоров. «Для Беларуси велик риск оказаться в ловушке путинских планов евразийской интеграции», — говорит он. Эксперт не исключает даже инкорпорации.

Действительно, смотрите, как мягко стелет Москва: едва купили «Белтрансгаз», как Путин велит вдвое повысить заработки персоналу. Моралите: под Россией будет сытно.

«Когда колбаса для массы населения важнее свободы», о гарантиях независимости говорить проблематично, заключает Федоров.

В то же время, Юрий Дракохруст убежден: склепать заново некое подобие СССР уже немыслимо и вообще — с планом собирания земель Путин запоздал. «Беларусь прожила при независимости столько, сколько балтийские страны в межвоенный период. Это уже необратимо», — считает эксперт.

В целом же, все собеседники Naviny.by не согласны, что Беларусь фатально обречена на историческое прозябание в капкане диктатуры и мутного евразийства.

Да, у тех, кто видит Беларусь нормальной страной — с ротацией правящих элит, здоровым рынком и диктатурой честного закона, — поводов для оптимизма сегодня немного. Но крот истории все же роет. Идет эрозия идеалов «светлого прошлого» в массовом сознании, за два десятилетия независимости заметно укрепились проевропейские ориентации в белорусском обществе.

Бой против «совка» продолжается. И он небезнадежен.


Источник:http://www.charter97.org/


Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More