27 нояб. 2011 г.

У всех депутатов рыло в пуху

Transparency International сравнила декларации кандидатов в новую Госдуму: врут две трети
Две трети кандидатов в Госдуму нового созыва скрывают доходы. К таким неутешительным выводам пришел российский центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International (TI). Дело в том, что в выборах принимают участие 266 депутатов нижней палаты парламента. TI сравнил их декларации за 2010 год, опубликованные в мае на сайте Госдумы, со сведениями об имуществе, которые они же в сентябре (то есть, всего четыре месяца спустя) представили в ЦИК в качестве кандидатов в депутаты.
Анализ деклараций дал поразительные результаты. Полностью данные о доходах совпали только у каждого третьего, или у 79 депутатов. Зато у 17 человек расхождение превышает миллион рублей. Что характерно, рекордсменом по числу несовпадений среди партий стала «Единая Россия».
Вот список депутатов, обедневших особенно сильно:
Айрат Хайруллин, «Единая Россия». Совладелец «Эдельвейс групп». В мае задекларировал 212 млн руб. дохода, а в сентябре объявил, что заработал за год всего 70 млн руб. Разница – 142 млн рублей.
Сергей Петров, «Справедливая Россия». Основатель группы «Рольф». В мае показал доход в 89 млн руб., а в сентябре — только 1,9 млн руб. Разница – 87,1 млн рублей.
Григорий Аникеев, «Единая Россия». Не упомянул в декларации о недвижимости в Германии (лесные и сельскохозяйственные угодья, транспортные коммуникации), хотя на сайте Госдумы эти данные опубликованы в качестве дополнения к основной декларации.

Андрей Луговой, ЛДПР. Из декларации исчез жилой дом в 500 кв. м.

Некоторые слуги народа, напротив, внезапно разбогатели:

Роман Антонов, «Единая Россия». Доход вырос с 3 млн до 70 млн руб.
Сергей Чижов, «Единая Россия». Рост доходов – с 1,9 млн до 56 млн руб.
TI собирается обратиться в Центризбирком и Федеральную налоговую службу (ФНС) с просьбой провести проверку достоверности сведений о размере и источниках доходов, представленных кандидатами в депутаты Госдумы РФ.
Почему в декларациях парламентариев раскардаш, рассуждает директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Елена Панфилова.

«СП»: – Елена Анатольевна, почему вы решили сравнить декларации?

– Тут вышла забавная история. Мы не ставили целью поймать кого-то, мы просто готовили автоматизированную базу данных деклараций на будущее. Нам требовалась технологическая возможность сравнивать декларации из года в год. Из сравнения видно, что что-то прибавляется – собственность, вклады.

Сравнивая декларации, которые депутаты подали в апреле-мае, и декларации, которые они подали сейчас в ЦИК, мы хотели всего лишь отладить систему. Мы наивно полагали, что данные будут совпадать: ведь это не бином Ньютона – взять декларацию, которую ты подавал в апреле, и отнести ее в ЦИК в сентябре. Поэтому для нас было большим удивлением, что в декларациях начали вылезать «разницы».

«СП»: – Как вы их объясняете?

– Честно говоря, объяснений нет. Зачем эти изменения, объяснить невозможно. Наоборот, возможно только задать вопросы. Значит ли это, что апрельские-майские декларации никто не проверял – и органы, которые декларации собирают в Госдуме, и Налоговая служба? Значит ли, что сейчас декларации не проверяли – ни ЦИК, ни та же Налоговая? И третий вопрос: какие же декларации правильны – апрельские или эти?

«СП»: – Но версия у вас есть?

– Единственная версия, которая приходит в голову – это пренебрежение возможностями общественного контроля. Мне кажется, никому из депутатов, у кого возникли разночтения, не приходило в голову, что кто-то может его декларации посмотреть, сравнить, вообще обратить на них внимание.
Это очень неприятная новость для нашего общества. Получается, что для галочки выполняются какие-то требования, прописанные в законе – в данном случае, в законе о выборах. Причем, в полной уверенности, что содержание выполненного для галочки не посмотрят.
«СП»: – Возникни такая ситуация на Западе – был бы скандал?
– Год назад в Великобритании произошел скандал, когда обнародовали декларации о возмещении расходов и платежей, а также доходов британских парламентариев. У некоторых депутатов обнаружились расходы, которые они не могли обосновать, или незадекларированные доходы. Причем и то, и другое на смехотворном уровне – порядка 200 фунтов. Так вот, эти факты вызвали острую дискуссию внутри британского общества. Потому что проблема не в том, что депутаты наврали. Они проявили неуважение к избирателям – к тем, кого они призывают за себя голосовать.
Довольно странно, согласитесь, когда депутаты, с одной стороны, говорят: голосуйте за нас, мы сделаем, чтобы вам стало хорошо. А с другой – держат вас за полных дураков. Видимо, депутаты в Великобритании, относятся к таким ситуациям более щепетильно: многие из них сами отправились в отставку.

«СП»: – А у нас как будет?

– Я уверена, никаких потрясений и изменений за неделю до выборов не случится. Будем считать, это было тренировочное упражнение для нашего общественного контроля…

Другое мнение
Дмитрий Орешкин, политолог:

На мой взгляд, история с декларациями позволяет сделать два вывода. Первый: декларации – штука полезная, их можно анализировать и сравнивать. Я хорошо знаю: проблема декларирования всегда вызывает трудности, раздражение и зубовный скрежет тех, кто декларации подает. Следовательно, это вещь нужная. В долгосрочной перспективе декларирование доходов – очень полезная практика, и не удивительно, что она так долго и трудно прорывалась в России.
В ельцинскую эпоху тоже была практика декларирования – но не для депутатов, а для чиновников категории «А». Потом, в начале путинской эпохи, когда началось очередное перераспределение собственности, эту практику отодвинули на задний план. Закон не менялся, но требовать декларации перестали. Сейчас декларации подают тоже неохотно – но все же подают. Важно эту практику сохранить, она год от года будет давать все более интересные выводы.
Теперь вывод номер два… Ну, кто-то разбогател, кто-то обеднел – в принципе, это можно объяснить доброкачественными причинами. Например, вложился человек в ценные бумаги, а они за полгода упали на 40%. Тут требуется более глубокий анализ, но в любом случае, есть повод задавать вопросы. Важно, чтобы у кого-то был интерес этим заниматься. А в этом – большая проблема.
Интерес, как мы видим, есть только у Transparency International – международной организации. Российские организации, даже конкурирующие партии, эту тему стараются не затрагивать. На самом деле, рыло у всех в пуху. В любой партии найдутся один-два депутата, у которых денег много, и непонятно откуда. В больших партиях, типа «Единой России», таких депутатов не один-два, а двадцать-тридцать.
Поэтому де-факто между партиями существует договор о ненападении. Transparency International его нарушила – за что ей низкий поклон. По идее, в здоровом обществе такие вещи должны обсуждаться – в прокуратуре, между политическими партиями в процессе политической борьбы.
А как получается у нас? Принимается правильное законодательное решение об обязательном заполнении деклараций. Но потом оно сталкивается с правоприменительной практикой, и благополучно игнорируется. Здесь возникает вопрос о санкциях, потому что норма без санкций не имеем смысла. Мы на нынешней ситуации сможем проследить: будут какие-то шаги в отношении депутатов, нарушивших норму? Или нет? Я почти уверен – нет.
Это – главное: пропасть между благонамеренной нормой и повседневной правоприменительной практикой. Например, на парламентских выборах-2007 Юрий Михайлович Лужков, как лидер «Единой России» по Москве, официально задекларировал свои доходы и собственность: 6,9 миллиона рублей, 1/4 квартиры в Москве площадью 150,3 квадратных метров, жилой дом в Калужской области, плюс автомобиль ГАЗ-69 1964 года выпуска с прицепом.
При этом в законе о выборах четко сказано: декларированию подлежит собственность, индивидуальная или совместная. Как раз совместной, согласно Семейному кодексу, считается собственность супругов. Юрий Михайлович забыл указать в своей декларации 3,1 миллиарда долларов жены, Елены Батуриной (по данным русской версии журнала Forbes от 19 апреля 2007 года).
Не то удивительно, что Лужков забыл, а то, что никто не напомнил. Ни однопартийцы, ни политические оппоненты. Поразительно, что гражданин может легко игнорировать норму закона – и никто не задает вопросов. Медведев называет это правовым нигилизмом. Зато если человек вылетел из властной обоймы, его начинают обдирать как липку, и заставляют отвечать по всей строгости закона. Это лицемерие удивительно.
Поэтому Transparency International – молодцы. Если бы ни они, никто в России не стал бы поднимать шум из-за несоответствия данных в декларациях. Типа, все воруют, все это знают. Но в данном случае названы конкретные люди, и есть прямой повод прокуратуре или думской комиссии по этике задать людям вопросы. Но, уверен, никто этим поводом не воспользуется…


Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More