12 авг. 2012 г.

Где работают дети чиновников (Видео)

В российском бизнес-сообществе появился новый класс. Его формируют совершеннолетние дети миллионеров и влиятельных чиновников. Они получили хорошее образование и не хотят сидеть на шее у родителей. Но последние уверены, что наследники не могут быть успешными бизнесменами без семейного присмотра.
На Западе идет вторая волна увлечения и удивления богатыми русскими. Громкие события прошлого года, такие как задержание совладельца «Норникеля» Михаила Прохорова, а также арест Петра Жукова, сына российского вице-премьера, повысили градус интереса к олигархам и детям чиновников.
«Тем временем в Москве, где бал правят жесткая власть и большие деньги, примером для подражания становятся увлечения, модные пристрастия и тусовочная жизнь детей и внуков политиков и олигархов», – пишет The New York Times. Они мелькают на светских вечеринках ночью, а днем занимают высокие посты в крупных компаниях, созданных их отцами.
Иностранные СМИ все чаще говорят о семейственности и преемственности российского бизнеса. При этом в мировых рейтингах успешных компаний прослеживается явная тенденция: предпринимателей, ведущих семейное дело или бизнес, доставшийся им по наследству, становится все меньше. Согласно исследованиям консалтинговой компании McKinsey, только 5% семейных предприятий сохраняют рыночную ценность своих акций в третьем поколении. Со временем неизбежно возникают конфликты интересов, между наследниками разгорается борьба за влияние и позиции в руководстве компании. В России подрастает пока только второе поколение бизнесменов – дети людей, создавших крупные состояния. Сумеют ли они придать отцовским компаниям респектабельность и шарм, которыми обладают старинные европейские фирмы?

Кроха сын к отцу пришел

По словам руководителя департамента FMCG, Retail & Logistics консалтинговой компании Cornerstone Бэлы Дзасоховой, возможность появления больших брендовых семейных компаний в России появится тогда, когда изменится менталитет – понимание того, что хорошим профессионалом становится не родственник, а тот, кто действительно обладает необходимыми компетенцией и способностями. «Сейчас во многих случаях смешивается профессиональное и личное. Очень часто оказывается, что один из родственников совершенно не соответствует уровню бизнеса, и функции его в компании не вполне ясны», – говорит эксперт. Чаще всего это случается, когда крупные бизнесмены отчаянно стараются «пристроить» детей в свой бизнес. Таким образом они хотят обезопасить свою репутацию, а также уменьшить внимание к первым успехам или неудачам потенциальных наследников. Великовозрастных отпрысков, вне зависимости от их собственного желания, страхуют от возможных провалов.

Самый распространенный вариант, когда дети после обучения в России или за границей сразу устраиваются на руководящие позиции в папином бизнесе. Эмин Агаларов, сын Араса Агаларова, владельца Crocus International, уверяет, что во время учебы в Америке отец платил только за колледж – на личные расходы он зарабатывал сам. «Я думал о том, что рано или поздно мне придется вернуться и работать с отцом. Такая перспектива мне не очень нравилась. Обычно люди думают, что если ты работаешь у папы, значит, сидишь в теплом месте, и относятся к тебе соответственно. Я сумел создать свой малый бизнес, поэтому хотел и дальше двигаться самостоятельно», – говорил он в интервью «Ко». Тем не менее в 2001 году Эмин вернулся в Москву и сразу начал работать в отцовской компании. Сейчас младший Агаларов успешно, по словам экспертов, курирует развитие ритейла в отцовском бизнесе. Недавно он женился на Лейле Алиевой – дочери президента Азербайджана Ильхама Алиева, с которым Араса Агаларова связывают деловые интересы.

Другой пример интеграции отпрысков в отцовскую компанию пока нельзя назвать удачным. Про основного совладельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова говорили, что он – один из немногих российских олигархов, который смог вовлечь детей в свой бизнес и при этом не превратить для них работу в развлечение. Феликс и Татьяна Евтушенковы, в отличие от отпрысков других российских олигархов, окончили отечественные вузы, постоянно живут в Москве и работают в семейном бизнесе. Но пока им не удалось оправдать возложенных на них надежд. Выпускница Финансовой академии при Правительстве РФ Татьяна Евтушенкова в конце 1999 года стала директором департамента инвестиций холдинга «Система Телеком», управляющего телекоммуникационным бизнесом АФК «Система». С октября 2002 года в течение почти пяти лет Евтушенкова была вице-президентом по стратегии и развитию МТС. Во время работы в этом качестве она участвовала в размещении первых еврооблигаций компании, в большом количестве сделок по приобретению региональных операторов, узбекской и таджикской компаний, а также в неудачной покупке киргизского оператора «Бител». Именно после этого события Евтушенкова перестала участвовать в регулярных ежеквартальных телефонных конференциях МТС. Контроль над оператором «Бител» впоследствии был потерян. Летом 2007 года она оставила высокую должность, чтобы стать рядовым членом совета директоров. После этого Евтушенкова заявляла о том, что собирается участвовать в новом масштабном проекте. Источники в АФК «Система» говорили, что она, возможно, возглавит фонд прямых инвестиций компании. Но даже спустя полгода официальных заявлений на этот счет не последовало. По словам источника в АФК «Система», ни о каких новых проектах, которыми бы занималась Евтушенкова, пока не слышно.

Своему сыну Феликсу Евтушенкову основной акционер АФК «Система» доверил девелоперское подразделение своего холдинга – компанию «Система-Галс». В ноябре 2003 года 25-летний Евтушенков стал генеральным директором компании, а c 1 марта 2006 года – ее президентом. Для того чтобы новый топ-менеджер не оплошал в перспективном для материнской компании девелоперском бизнесе, в 2005 году вице-президентом «Системы-Галс» был назначен опытный строитель и владелец инжиниринговой компании «СУИхолдинг» Азарий Лапидус. По мнению аналитиков, Феликс Евтушенков пока с работой не справляется. Так, за три квартала 2007 года чистый убыток «Системы-Галс» составил $77,64 млн, притом что первые три квартала 2006 года компания закончила с чистой прибылью $34,349 млн. Главной причиной ухудшения финансовых показателей в самой «Системе-Галс» называют запуск опционной программы для менеджеров и членов совета директоров, стоимость которой составила $98 млн. Финансовые показатели – не единственная проблема компании. «Система-Галс» уже несколько лет не может запустить свои крупнейшие анонсированные проекты, в частности, начать реконструкцию «Детского мира».
Девелоперская структура «Конти», в отличие от «Системы-Галс», не котируется на международных биржевых площадках, поэтому данными о результатах работы детей основателя и владельца Тимура Тимербулатова «Ко» не располагает. Когда в 2004 году Тимербулатов стал сенатором от Алтайского края, один из двух его сыновей Вячеслав Тимербулатов с позиции директора отдела маркетинга переместился в кресло гендиректора родительской фирмы. Вероятно, отец остался недоволен работой Вячеслава, и вскоре на место гендиректора был приглашен наемный менеджер. В результате оба сына стали вице-президентами группы компаний «Конти». Сам Тимур Тимербулатов в 2006 году должен был возглавить компанию «Главстрой», специально созданную для управления девелоперскими активами «Базэла» Олега Дерипаски. Для этого основатель «Конти» покинул кресло в Совете Федерации. Однако назначение не состоялось, и бывший сенатор вернулся в свой бизнес. В настоящий момент Тимур Тимербулатов является президентом группы компаний «Конти» и фактически руководит ее работой. В декабре 2007 года он договорился с мэрией Краснодара о реализации ряда крупных проектов в центре города. Таким образом, Тимербулатов-старший окончательно вернулся к оперативному управлению. Его сыновья не воспользовались предоставленным шансом взять бразды правления в свои руки, пока отец работал в политике.
По словам Павла Салина, ведущего эксперта Центра политической конъюнктуры России, нынешние российские бизнесмены просто не доверяют своим детям в полной мере: «Если берут их в свой основной бизнес, то на такие позиции, где не надо принимать стратегических решений. Цель – чтобы отпрыск набрался опыта и, возможно, стал преемником. Другой вариант – выделение денег для того, чтобы начать собственный бизнес, там широта полномочий больше. При этом бизнес сына или дочери не связан с бизнесом родителя – тот формально не несет за его результаты материальной ответственности». Пример – опыт Николая Смоленского с британской автомобильной компанией TVR. В 2006 году за легендарный бренд сын банкира Александра Смоленского, бывшего владельца группы «Первое О.В.К.», заплатил, по разным оценкам, от $23,6 млн до $29,6 млн. Но ни вложенные деньги, ни экстравагантные нововведения (например, расставленные по цехам ящики с фруктами, чтобы рабочие лучше питались) не помогли 26-летнему сыну миллионера, получившему от англичан прозвище Baby Oligarch. За три года, что он владел TVR, убытки компании выросли с $1 млн до $12 млн в год. При этом продажи автомобилей тоже неуклонно сокращались. В 2006 году Смоленский объявил о закрытии завода TVR в Блэкпуле и массовом увольнении персонала, чем вызвал гнев не только рабочих, но и британской общественности. Тогда он пообещал перенести сборку моделей в Италию. Вскоре после этого TVR была продана американцам Адаму Бурдетту и Жану-Мишелю Шантакрю, которые намерены стать эксклюзивными поставщиками TVR на североамериканском автомобильном рынке. Как рассказали «Ко» участники рынка, несостоявшийся молодой автомагнат перебрался в Вену – поближе к отцу, который постоянно там проживает.

Чиновничьи детки

«Они ведь тоже люди, они имеют право на карьеру, имеют право жить», – обмолвился в одном из интервью иностранным СМИ Владимир Путин. Президент имел в виду права членов семей госчиновников. Впрочем, российские госслужащие давно уловили ход мыслей президента, равно как и крупный бизнес, который активно трудоустраивает детей аппаратчиков. Чаще всего отпрыски высокопоставленных кремлевских чиновников поступают на работу в крупные банки с госучастием, прежде всего ВЭБ, ВТБ, Газпромбанк. Например, когда Валентина Матвиенко была вице-премьером, ее сын Сергей работал в банке «Санкт-Петербург», отвечая там за направление ИТ. Ну а когда мать перевели полпредом президента в Северо-Западный федеральный округ, Сергей Матвиенко был повышен до уровня вице-президента. Правда, вскоре после этого он перешел на работу в ВТБ, именно в ту госкомпанию, которой питерский банкир Владимир Коган продал свой главный актив – Промстройбанк. Когда же Коган решил продать долю в капитале «Санкт-Петербурга», появились слухи, что покупателем выступает Сергей Матвиенко. Хотя последний так и не купил долю Когана и даже перешел на другую работу, оставшись миноритарным акционером банка «Санкт-Петербург», в настоящий момент Сергею Матвиенко принадлежат 5% акций банка. Не так давно Сергей Матвиенко возглавил компанию «ВТБ-Капитал», дочернюю структуру Внешторгбанка, в прошлом – дочернюю структуру питерского Промстройбанка, приобретенную ВТБ вместе с банком.
Сергей Иванов, сын вице-премьера, занимает пост вице-президента Газпромбанка. До этого выпускник МГИМО успел поработать в «Госинкоре», а затем два года совмещал должность главного эксперта по международным проектам «Газпрома» с должностью помощника Андрея Акимова, председателя правления Газпромбанка. По официальной информации, в качестве вице-президента Газпромбанка Сергей Иванов курирует «вопросы стандартизации международной деятельности». Его старший брат, 28-летний Александр Иванов, работает во Внешэкономбанке. «Ко» не удалось найти нелицеприятные отзывы о работе сына вице-премьера. «Мы слышали в банковских кругах отзывы о Сергее Иванове из Газпромбанка как о сильном специалисте и эффективном менеджере», – говорит управляющий партнер RosExpert Игорь Шехтерман.
Илья Волошин, 31-летний сын бывшего руководителя администрации президента и председателя совета директоров РАО «ЕЭС» Александра Волошина, занимает пост вице-президента Конверсбанка. В банке утверждают, что детей чиновников нанимают не ради того, чтобы угодить родителям. «Как-то раз я пришел в Росбанк получить кредит для своего бизнеса. Там рекомендовали обратиться в Конверсбанк», – описывает в одном из интервью историю своего трудоустройства Илья Волошин. Там он познакомился с предправления Конверсбанка Максимом Дружининым. В сыне экс-чиновника его привлекли «лондонское образование и обширные связи, способные обеспечить банку приток клиентов». Кроме того, в 1996 году Волошин-младший работал трейдером по ценным бумагам в банке «Евротраст», потом – в информагентстве AK&M, основанном в том числе Волошиным-старшим. Вице-президент инвестиционного Промэнергобанка Владимир Талавер отмечает, что Волошину-младшему присущи внимательность и «способность выстраивать интересные бизнес-схемы».
Еще одна разновидность «позвонкового» трудоустройства – влиятельные родители засылают своих отпрысков на разведку в структуры, которые наметили со временем взять под контроль. «Пример тому – делегирование старшего сына бывшего премьера Михаила Фрадкова в ВЭБ, когда на его базе было задумано создавать Банк развития, а Фрадков-старший имел на эту структуру свои виды», – говорит Павел Салин. Старший сын Михаила Фрадкова Петр с 2006 года возглавляет департамент структурного финансирования Внешэкономбанка. До этого он был заместителем гендиректора Дальневосточного морского пароходства и занимался международными связями. Топ-менеджером крупнейшего российского пароходства он стал в 26 лет, хотя прежде не имел опыта работы в транспортной сфере. После назначения Фрадкова премьером СМИ распространили информацию, что его младший сын Павел был курсантом Суворовского училища. По этому поводу Владим Путин одобрительно заметил: «Когда человек своего родного сына не пристраивает куда-то в теплое местечко, а отправляет на учебу в другой город, да еще в Суворовское училище, не скрою, это на меня произвело приятное впечатление».
В середине 2006 года Владимир Кириенко, сын руководителя Росатома Сергея Кириенко, стал председателем совета директоров нижегородского Саровбизнесбанка, ранее поглотившего банк «Гарантия», который создал и до 1996 года возглавлял Кириенко-старший. По неподтвержденной информации, в обмен на свой пакет в «Гарантии», которым Сергей Кириенко владел через свои структуры, он получил долю в Саровбизнесбанке. Уехав в Москву, он оставил «на хозяйстве» своего сына. В ноябре 2005 года Владимир Кириенко возглавил совет директоров нижегородской телекомпании «Волга». Ранее друг Кириенко-старшего, вице-президент ЛУКОЙЛа Вадим Воробьев, получил 100% акций «Волги».

Поговори с ним

Трудоустройство «одаренных» детей, как правило, происходит мимо каналов хэдхантинговых агентств. Люк Джонс, партнер, руководитель департаментов ИТ/Технологии/Природные ресурсы рекрутинговой компании Antal International, рассказывает, что если «семейная» компания обращается в агентство, то делает это скорее «для галочки». «Ее представители могли отсмотреть одного или нескольких соискателей, но человек на эту позицию уже был, и все затевалось лишь затем, чтобы придать больше веса своему выбору», – говорит Джонс. По словам опрошенных «Ко» хэдхантеров, детей чиновников и олигархов в ста процентах случаев устроивают «по звонку». «С одной стороны, хорошо, когда молодые образованные специалисты входят в правление крупной государственной структуры, привнося новые веяния в работе. Но когда юноша в 25 лет становится вице-президентом крупной корпорации, а на совете директоров коллеги старше него в среднем в два раза – это выглядит, мягко говоря, необычно», – замечает Станислав Графов. Поэтому неудивительно, что им приходится выполнять роли свадебных генералов. Каким бы одаренным или бездарным ни называли известного отпрыска, его прежде всего используют как маркетинговый инструмент. Например, в 2005 году Бориса Ельцина-младшего пригласили возглавить отдел маркетинга Midland F1, команды, приобретенной украинскими миллиардерами Алексом Шнайдером и Эдуардом Шифриным.

■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□


Однако уже год спустя команду продали компании Spyker Cars за $106,6 млн. Сейчас в Midland как будто забыли об амбициозных планах развития гоночного спорта и говорят лишь об удачной сделке. «Одна из основных целей покупки – маркетинговый ход. «Формула-1» – очень эффективная платформа для международного продвижения компании. Гонки проходят 17 раз в год в разных странах мира, поэтому многие известные бренды охотно становятся их спонсорами. Это тот самый случай, когда можно удачно совместить имидж с бизнесом и заявить о себе на мировой арене. По этой же причине был приглашен внук Ельцина. Мы сумели всего за год повысить узнаваемость корпоративного бренда Midland в мире», – говорит директор по маркетингу и PR Midland Development Елена Александрова.



0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More