16 апр. 2011 г.

Кем был Джакомо Казанова

Мы слышали о нем, как о величайшем любовнике всех времен и народов. А современники знали Казанову-писателя, Казанову-знатока оккультных наук, Казанову-путешественника. Его имя с рождения и до самой смерти окружено легендами.
Даже отцов у него было трое. Да и про мать сведения расходятся: Занетта Фарусси - то аристократка по происхождению, то дочь простого сапожника, то утонченная француженка, то страстная венецианка. Но во всех версиях - красавица-актриса. Легкомысленной девчонкой она выскочила замуж за танцора по фамилии Казанова и почти сразу же наставила ему рога с директором театра Гримани. Вскоре на свет появился мальчик, которого назвали Джакомо. Фамилию он стал носить Казанова, но вся труппа считала его плодом адюльтера. Впрочем, оба папаши: один - официальный и бедный, другой - истинный и богатый - не приняли в жизни Джакомо никакого участия.

Третьего отца Казанова нашел себе сам. В двадцать один год, будучи уже известным знатоком гомеопатии и оккультных наук, Казанова вылечил от серьезного недуга венецианского аристократа Бригадина, который в порыве благодарности усыновил своего спасителя. И, соответственно, сделал его дворянином. Теперь граф Казанова имел полное право вызывать на дуэль тех, кто сомневался в его благородном происхождении.

На все руки мастер

Кстати, о знании гомеопатии и прочих наук. Казанова действительно был не только знатоком женщин, но и образованнейшим человеком своего времени. Он отлично ориентировался в гуманитарных науках, медицине и даже богословии. Что, впрочем, неудивительно, ведь будущий знаменитый распутник обучался в духовной семинарии. И быть бы ему пастырем заблудших душ, если бы не исключили его с позором, застукав вместе с другими семинаристами... Нет, не за тайным изучением кабалистики и алхимии (хотя это тоже имело место быть), а за гомосексуальной оргией...

В восемнадцатом веке было принято, чтобы молодой человек из хорошей семьи завершал свое образование путешествием по Европе. Наш герой тоже так сделал. Другое дело, что он попросту был вынужден бежать из родной Венеции. Более того, из тюремного заключения, куда попал за гремевшие на весь город скандалы - сексуального, естественно, характера.

Джакомо исколесил весь европейский континент вдоль и поперек. Его энергия не знала границ. Он участвовал в организации первой государственной лотереи во Франции, а Екатерине II предлагал провести разработанную им лично реформу календаря. Он идеально говорил по-французски, что открывало ему двери в высшее общество любой страны. Владел греческим, даже перевел «Илиаду» Гомера. Мог изъясняться на немецком. Познакомился и даже подружился с выдающимися умами своей эпохи. Побывал в гостях у прославленного философа Вольтера и вел с ним глубокомысленные беседы. Казанова и сам не раз брался за перо. Последние тринадцать лет жизни граф служил личным библиотекарем графа фон Вальдштейна в замке Дю в Богемии, где сочинил фантастический роман-утопию «Иксамерон» в пяти томах, а также «Историю моей жизни» и «Воспоминания».

«Просто безобразие!»

А вспомнить было что. Казанова сам себя называл «героем распутства и любовных побед». Согласно одной из множества легенд, он начал карьеру сердцееда в возрасте одиннадцати лет, соблазнив служанку в доме своей тетки. К пятнадцати он уже был известен на всю Венецию, как искусный любовник. Однако судьба преподнесла юноше настоящее испытание: он влюбился, да так, что готов был связать себя брачными узами и хранить верность супруге. Но не суждено было Казанове стать примерным мужем: его возлюбленная внезапно умерла от воспаления легких. В отчаянии Джакомо дал зарок не жениться никогда. Каждую следующую подругу он честно предупреждал, что семья - не для него…

Если же верить другой версии событий, секс-символ познал радости физической любви только в двадцать один год. Причем подошел к вопросу очень рационально - снял на месяц профессиональную куртизанку и прошел полный курс обучения искусству любви. После чего его «воспитательница», восхищенная одаренным учеником, распространила по Венеции слух о том, что Казанова - лучший в мире любовник, способный разбудить страсть даже в монашенке…

Досужие историки выяснили, что Казанова обладал 132 женщинами. Ну, может, чуть больше - 144. Но все равно по современным меркам - не так уж и много. Самой младшей из них было одиннадцать лет, а самая старшая отметила пятидесятилетний юбилей. Большинство дам по национальности были соотечественницами Джакомо, но в принципе, иное гражданство никогда не являлось для него преградой. В любви он принадлежал всему миру.

Абсолютное большинство его любовниц - одинокие женщины, а некоторые из них - несчастные вдовы, так нуждавшиеся в утешении. Чужую скучающую супругу совратить слишком легко. А Казанова не гнался за количеством любовных побед. И те жрицы любви, с которыми мог провести ночь любой, заплатив звонкой монетой, его интересовали мало: разве что если это была куртизанка высокого класса. А вот представительницы королевских семей - дело другое. Их в его послужном списке насчитали пятнадцать.

Некоторые исследователи так увлеклись интимной жизнью Казановы, что стремятся подсчитать даже количество его эрекций и оргазмов. Сам он своим основным достоинством считал не физические данные, а умение изощренно обольщать. Его непреодолимо манил дух амурных приключений. Граф заманивал, интриговал, удивлял, смешил, осыпал подарками и комплиментами, переодевался в слуг и актеров, закатывал пиры, отправлялся за любимой на край света - до тех пор, пока не добивался взаимной страсти. Однажды он отказался провести ночь с известной куртизанкой лишь потому, что не знал ее родного английского. Любовь без словесной игры не стоила для него и ломаного гроша. А секс без любви, по его словам, «просто безобразие!».

Достигнув желанной цели, граф не переставал быть галантным кавалером. Став любовницей Казановы, женщина могла не беспокоиться о нежелательной огласке. Даже по прошествии многих лет в «Воспоминаниях» он своих пассий не называет иначе, как «М. М.» или «С. С.».

И в постели он старался обеспечить любовнице безопасность и комфорт. Будучи человеком просвещенным в различных сферах знаний, он одним из первых в мире использовал прототип современного презерватива. А также разнообразные снадобья, как для возбуждения и себя, и партнерши, так и от нежелательных последствий любовных игр. Имелся у графа на всякий пожарный случай и прародитель фаллоимитатора, сделанный из красного дерева и обтянутый мягкой телячьей кожей. Так что Казанова перещеголял современников и в сфере технической оснащенности. Впрочем, несмотря на все предосторожности и изощрения граф все же периодически страдал от венерических заболеваний. Однако ничуть не унывал и даже гордился своими «профессиональными травмами».

В Россию с любовью

Казанова писал: «Главное дело моей жизни - чувственные наслаждения. Более важного дела я не знал!». Но будет преувеличением назвать его альфонсом, живущим за счет богатых дам. Разумеется, граф никогда не отказывался ни от каких презентов. Однако он, будучи по складу ума авантюристом, пытался зарабатывать деньги и иными способами. А еще лучше - совместить любовь и дело.

С этой целью зимой 1765 года Казанова прибыл в Россию ко двору Екатерины Великой, так же, как и он, известной своими амурными похождениями. Встреча двух знаменитостей на любовном поприще закончилась... ничем. Императрица не сделала Казанову очередным фаворитом. И отвергла его проект реформирования календаря. Да и граф не разглядел в немке особой красоты и женской привлекательности, из-за которых стоило бы копья ломать. Зря только промерз венецианец в холодном Санкт-Петербурге, несмотря на то, что снял комнаты с двумя огромными печами...

Приезд известного на всю Европу героя-любовника, естественно, вызвал ажиотаж у российских дам. В ту же секунду, как граф несолоно хлебавши вышел от Екатерины, он стал лакомым кусочком для любой светской красавицы. Однако Казанова не был бы Казановой, если бы в очередной раз не шокировал публику. Сорокалетний граф, профессиональный бабник, без памяти влюбился в простую крестьянскую девчонку. Заехав в какую-то захудалую деревушку сменить лошадей на пути в Екатерингоф, он увидел ту, кого позже в мемуарах будет величать Заирой (настоящее имя русской избранницы Казановы неизвестно - не то Нюша, не то Луша). Граф честь-честью явился к ней в избу, или, говоря его языком, в хижину, и предложил поступить к нему в услужение. Ему перевели, что родители девушки согласны отдать ее за сто рублей. «За какой период времени?» - уточнил расчетливый венецианец. И тут пришел его черед испытать культурный шок. «Насовсем!» - уточнили ему. «А если она не захочет меня любить?!» - воскликнул Казанова. И получил типично русский ответ: «Поколотите, и будет любить, как миленькая!».

Граф, как известно, предпочитал иные способы обольщения. Он одел «барышню-крестьянку» по последнему писку французской моды, обучил манерам и языкам, не говоря уже об искусстве любви. Он брал ее с собой на все светские рауты. Однако, несмотря на всю свою страсть к Заире, в Италию он ее с собой не взял: та оказалась так ревнива, что однажды ему все же пришлось поднять на нее руку. Заира только смеялась: «Бьет, значит любит!». Тем не менее, на прощание Казанова устроил ее судьбу: нашел престарелого и богатого покровителя, который вскоре умер, оставив красавице все свое состояние. Так бывшая крепостная Нюша превратилась в свободную зажиточную даму.

Сам же граф окончил свои дни на грани нищеты. Он не нажил собственной крыши над головой. Даже точного места захоронения, куда могли бы прийти его поклонники и поклонницы, у великого Казановы нет.


Автор: Марина Холодова




Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More