5 июл. 2013 г.

Кто воюет с президентом - ?

Как заведено в нашей стране, сообщения о десятках убитых и сотне раненых в результате теракта в аэропорту «Домодедово» постепенно растворяются в информационном потоке среди новостей о массовых беспорядках в Тунисе и Египте, обрушении кровли в одном из петербургских гипермаркетов, последствиях наводнения в Австралии и открытии в России сети элитных клубов от Роберто Кавалли.Пассажиры снова заполняют самолеты и поезда, таксисты развозят клиентов по обычным тарифам, а незанятые в очередном антитеррористическом усилении милиционеры «стригут» гастарбайтеров и гоняют пикетчиков. Боссы российского бизнеса рекламируют в Альпах стерильность условий для инвестиций в нашу экономику, а все отечественные надзорные, контрольные и правоохранительные органы подбирают фактуру для предложений о наказании виноватых во взрыве в аэропорту, укреплении кадров и режима, увеличении и расширении своих бюджетов и полномочий.

Свечи в храмах зажжены, идут заупокойные службы. В очередной раз за разбором кровавого, но, увы, не последнего эпизода войны с терроризмом остается нераскрытой принципиально важная тема причин многолетней нестабильности в сфере безопасности, механизмов формирования и функционирования террористического подполья. Обсуждение этих проблем приглушено как в политическом, так и в медийном поле. Пока с обеих сторон в ответ на все вопросы – только бомбы и пули. Но ведь общую тревогу за будущее России не замолчишь и не заколдуешь. Не зальешь бюджетными деньгами неспокойный Северный Кавказ, не заглушишь смехом и не затанцуешь в государственном телеэфире мрачную статистику регулярных террористических атак на милиционеров и мирных граждан. Не решают проблемы и оправданно жесткие акты устрашения противника, когда уничтожаются застигнутые с оружием в руках главари и рядовые бойцы всяческих джамаатов. Угроза смерти не пугает тех, кто сам готов стать живым снарядом.

Обществу до сих пор не даны убедительные ответы на вопросы о причинах системного сбоя, запустившего этот смертельный конвейер. Не определено и не объявлено, что и как надо переналадить в политической, социальной, региональной, национальной политике для понижения уровня угроз.

Если ответов и дальше не будет, если решением жизненно важных для страны проблем продолжат заниматься неизвестные широкой публике люди, уже очевидно не справившиеся со своими обязанностями, то нас не спасут ни ФСБ с МВД и ЧОПами, ни рамки на вокзалах и в кинотеатрах, ни специально обученные собаки, расставленные по периметрам в местах массового скопления граждан. Туристические кластеры на Северном Кавказе, конечно, будут созданы и сотни миллиардов бюджетных рублей на эти проекты будут освоены. Но как бы не пришлось использовать новые горнолыжные трассы для тренировок батальонов Внутренних войск с их расквартированием во вновь построенных отелях Кабарды, Чечни и Дагестана.

Вернемся к ситуации сегодняшнего дня. Объявлено, что на полную мощность включены ресурсы оперативно-розыскной и следственной работы, и это может привести к раскрытию совершенного в «Домодедово» особо дерзкого преступления, которое отличается от других подобных не только количеством убитых и раненых, но и проявленной его организаторами и исполнителями неординарностью как самого замысла, так и его реализации.

Обращает на себя внимание выбор места совершения теракта. Десятки людей неминуемо погибли бы в любом городе России от взрыва такой силы в кинотеатре, торговом центре или в трамвае. Но взрыв произведен не просто в столице, что не позволяет увести этот факт на периферию общественного внимания. Он осуществлен в зоне прилета международного аэропорта с расчетом на резонанс далеко за пределами страны. В точке спланированного взрыва неминуемо должны были — и оказались — иностранцы, гибель или ранение которых, а также причины происшедшего, степень и уровень ответственности за случившееся обязательно будут обсуждаться за рубежом независимо от длительности и направленности этой дискуссии в самой России. Организаторы теракта заведомо понижали уровни рисков для доведения исполнителей до цели, избегая традиционных приемов, когда взрыв осуществляется непосредственно в салоне или багажном отсеке самолета. Отказавшись от проникновения в собственно транспортное средство, преступники облегчили выполнение своей задачи тем, что избежали тщательного контроля, физического и технического досмотра, избрав для производства взрыва общедоступную территорию аэропорта, каковыми практически везде в мире являются зоны прилета.

■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□

Естественно, действия террористов в пространстве и времени начались и осуществлялись далеко от «Домодедово» и задолго до 24 января. Как и в любой подобной ситуации, основные возможности для предотвращения спецслужбами готовящегося теракта сосредоточены в диапазоне от выявления намерения его совершить до процесса добывания компонентов и технической сборки самодельного взрывного устройства, обучения исполнителей навыкам по его перемещению и подрыву, подбора места осуществления теракта и изучения обстановки на нем, определения маршрута следования и минимальных тренировок исполнителей в соответствии с их ролевыми функциями и т.п. Практика показывает, что такого рода действия не проводятся «с колес» — нужны дни и недели для подготовки.

Кроме того, в терактах, осуществленных в столице в последние годы, использовались, как правило, приезжие, плохо ориентирующиеся в «театре боевых действий», и часто отягощенные такими трудными проблемами, как нахождение в розыске, принадлежность к семье или местности, вовлеченным в террористическую войну. Это усугубляет уязвимость потенциальных террористов и заставляет их не только прибегать к мерам конспирации, но и обращаться за помощью. А стало быть, прямым или косвенным образом вовлекать в свои преступные планы осевших в Москве родственников, земляков или просто посторонних лиц. Перечисление этих и многих других модельных обстоятельств приводит к выводу о неизбежности попадания такого рода террористических ячеек в поле зрения спецслужб. Война на Северном Кавказе идет давно, тактика противника, его цели и ресурсы изучены вдоль и поперек. Нет сомнений, что за последние годы в стране и, особенно, в Москве органами безопасности выстроена глубокая и разветвленная система антитеррора. Именно Федеральная служба безопасности России, в соответствии с законом, обязана выявлять, предупреждать и пресекать акты терроризма. Эта работа организуется Службой по борьбе с терроризмом ФСБ РФ и отнесена к основным направлениям деятельности ведомства.

На этом фоне, исходя из иерархии задач и полномочий в сфере борьбы с терроризмом органов безопасности и внутренних дел, как-то невразумительно выглядит наказание транспортных милиционеров из «Домодедово», оказавшихся самыми виноватыми. Более того, если в работе уволенных сотрудников милиции или пока не названных работников охраны аэровокзала были серьезные сбои, предопределившие террористическую уязвимость этого объекта, то как это могло остаться незамеченным до рокового дня Управлением по контрразведывательному обеспечению транспорта ФСБ России? Ведь оно не занимается подсчетом вылетевших и приземлившихся самолетов, а обеспечивает именно авиационную безопасность. Здесь много непонятного, а, точнее, непроявленного. Хотя, судя по опубликованным поручениям президента, обе названные профильные структуры ФСБ будут среди наиболее активных проверяющих, а разбираться по части определения ответственности за случившееся планируется с другими.

Между тем, уже названы версии, проверку которых могут вести только спецслужбы. Президент России специально выделил взрыв в «Домодедово», заявив в Давосе: «Те, кто совершил злодеяние, рассчитывали, что это поставит Россию на колени, (достали уже с этими коленями,ей богу! не смешно уже) заставит занять оборонительную позицию, президент не приедет на этот форум». После таких оценок надо отставить в сторону предположения о причастности к взрыву участников борьбы за лидерство в окружении Доку Умарова, забыть о розыске ваххабита Раздобудько из «ногайского джамаата». Кто из них против Давоса?

Если размышлять в предлагаемой плоскости, теракт в «Домодедово» инспирирован либо какой-то иностранной державой (США не подходят ввиду перезагрузки и обоюдной ратификации договора о ПРО), либо конкурирующими между собой стратегическими инвесторами в российскую экономику. А, может быть, это оголтелые противники модернизации или невыявленные пока соратники мятежника Квачкова? В контекст подобных версий не попадают только футбольные фанаты и чеченцы (о последних предусмотрительно сказано официально).

Согласитесь, что с самого верха заявлен совершенно новый и неожиданный формат события. Тридцать пять ни в чем не повинных человек положили, чтобы не пустить главу российского государства на элитное собрание. Тут уже надо не рамки включать на транспортных узлах и не расставлять по всей стране наряды милиции. Президент России оценил случившееся как вызов ему лично. Судя по содержанию и тону его последних высказываний, он взял на себя персональную ответственность за перелом ситуации в борьбе с терроризмом. Это воодушевляет и заставляет верить в то, что эта работа станет более успешной. Такая решимость подкрепляется и строго юридически, так как по закону «руководство деятельностью Федеральной службы безопасности осуществляется президентом Российской Федерации». Значит, он за нее и отвечает.



Василий Зайцев




Космополит К°on


0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More