8 мар. 2011 г.

Малый бизнес бежит за кордон

Несмотря на все сложности и проблемы ведения бизнеса в России, уезжать из страны российские предприниматели пока не спешат. От того, связывают ли предприниматели и руководители свое будущее со страной, где они работают, зависит и способ ведения бизнеса, и долговременность планов и вложений, и общая забота о благополучии страны. Узнать, каковы действительные жизненные и деловые планы российских предпринимателей, чем определяются и от чего зависят эти планы, и стало темой для разговора Елены Щедруновой c замдиректора Института сравнительных социальных исследований Анной Андриенковой в студии радио «Вести ФМ».

Щедрунова: Здравствуйте. У микрофона Елена Щедрунова. Зачастую можно услышать в разговорах мнение о том, что предприниматели, просто деловые люди, активные люди собираются уезжать из страны, поскольку трудно здесь вести бизнес, они не видят для себя перспективы. Если честно, я часто слышу подобное мнение в разговоре со своими знакомыми, в том числе и с теми, кто собственно бизнесом в стране и занимается. Но, тем не менее, понять, насколько массовы эти настроения, помогают, как правило, социологические исследования. Одно из них провел Институт сравнительных социальных исследований. У нас в гостях заместитель директора этого института Анна Андриенкова. Анна, здравствуйте.

Андриенкова: Здравствуйте. Очень приятно.

Щедрунова: И давайте начнем прежде всего с той выборки, которую вы сделали. Вот я смотрю отчет об этом исследовании: 198 предпринимателей. Не маловато?

Андриенкова: Вы знаете, давайте сначала определим, о ком мы вообще говорили

Щедрунова: Кого вы опрашивали.

Андриенкова: Слово «бизнесмен» или «предприниматель» — слово сложное, и очень часто люди понимают самые разные вещи под ним. В данном случае мы понимали под этим достаточно широкую вещь — это любые организаторы экономической деятельности среднего или среднебольшого масштаба. Что это значит? Это мы говорим либо о владельцах достаточно крупного бизнеса, либо о людях, которые реально управляют этим, могут быть владельцами, совладельцами или вообще наемными, но тем не менее руководителями. При этом речь сейчас не идет, и это очень важно понять, о маленькой группе олигархов (маленькой — в численном выражении я имею в виду). Речь идет о достаточно крупном или среднем бизнесе, но это не бизнес международного масштаба. Речь идет о наших на самом деле обычных, ну, не совсем средних, а достаточно крупных российских бизнесменах, то есть людей, которые владеют здесь производством, сетями ресторанов, торговыми сетями. Вот такой круг людей.

Щедрунова: Но, строго говоря, это те люди, которые экономику-то и выстраивают. Вот они, скажем так, земля экономики. Все остальное — это немножечко другое.

Андриенкова: Совершенно справедливо.

Щедрунова: Итак, крупных бизнесменов и олигархов выводим за скобки, их имена у всех на слуху. Говорим о людях, которых мы, может быть, и не знаем, их имена не появляются в прессе, но, тем не менее, именно по их настроению действительно можно почувствовать, собирается кто-то уезжать или не собирается. Но тем не менее я возвращаюсь к этой цифре — 198 человек. Причем, я обратила внимание, что вы по всей стране, как я понимаю, людей опрашивали, да?

Андриенкова: Да, это были люди, опрошенные в самых разных регионах страны.

Щедрунова: А почему такая небольшая цифра? Не хотели разговаривать?

Андриенкова: В данном случае на самом деле наша цель, она была не настолько сложна, чтобы нам требовалось очень много людей. Это очень важно. Если бы мы поставили себе цель понять всю жизненную структуру, путь бизнесмена, его ценностные ориентации, нам, конечно, потребовалось бы гораздо больше сил, ресурсов и времени. В данном случае мы задали себе несколько очень конкретных вопросов, которые бы хотели донести до широкой общественности, и в данном случае 200 человек вполне достаточно цифра, чтобы те ограниченные опять же цели, которые мы преследовали, их реализовать. Хотя, конечно, мечта моя была бы значительно более…

Щедрунова: Опросить всех, конечно, желательно.

Андриенкова: Нет, всех не нужно совершенно, я не статбюро, но тем не менее, конечно, я мечтала бы о большом, масштабном, таком многотысячном исследовании бизнесменов

Щедрунова: Скажите, пожалуйста, насколько охотно они отвечали на ваши вопросы и насколько главное откровенно? Потому что, я так понимаю, что это были личные просто такие интервью, да?

Андриенкова: Да, это были личные интервью либо интервью по телефону, это в зависимости от желания и возможностей человека. Мы очень беспокоились на самом деле по проблеме искренности. Вопрос, который мы пытались задать, вопрос на самом деле — хотите ли вы уехать из страны или остаться в грубой форме…

Щедрунова: С подвохом, скажем так, вопрос.

Андриенкова: Это очень, очень непростой вопрос для любого человека, особенно для человека, который что-то имеет в этой жизни, имеет и государство вокруг, и конкурентов вокруг, и просто семью, и очень много отягчающих обстоятельств. Мы старались построить свое интервью таким образом, чтобы учесть эти факторы. Мы нигде напрямую грубо не пытались спросить это у бизнесмена, у нас очень аккуратный набор всякого рода возможностей их дальнейшего жизненного пути, из которых отъезд был только одной из возможностей. Мы старались делать, что могли.

Щедрунова: То есть вы предложили им большую вариативность ответов.

Андриенкова: Да, мы им предложили большой спектр сценариев, которые они могли бы реализовать, притом не обязательно с вероятностью 100 процентов, а именно в терминах вероятности. Потому что вся наша жизнь, особенно когда мы говорим о будущем, это всего лишь некие предположения реализации возможностей, а не точные какие-то намерения.




Обсудить на форуме

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More