10 июн. 2012 г.

Юные сторонники Путина введут цензуру в Интернете

Политический "талант" путинской России - самый молодой депутат Государственной Думы Роберт Шлегель. Ему 25 лет и он мечтает стать министром. А пока он со своими коллегами готовит законопроект по ограничению свободы слова и борьбе с оппозицией в Интернете. Об этом он рассказал в интервью журналу Spiegel.

- Вы работаете над законопроектом по регулированию Интернета. В чем он заключается?

- Интернет не может оставаться за рамками правового поля. Мы хотим уничтожить анонимность в Интернете. Это, конечно, произойдет не сразу, но шаг за шагом в ближайшие 10-15 лет. Причем не только в России, но и везде на Западе. Если мы не предпримем никаких действий, то количество преступлений в Интернете резко возрастет. Мы уже столкнулись с терроризмом в мировой Сети и воровством баз данных. Наша цель - поставить мир онлайн в такие же рамки, в которых существует офлайновый мир. Ведь если вы идете по дороге, вы же носите документы с собой, чтобы их предъявить. Вы не можете скрыть свои персональные данные.

- Полагаете, каждому юзеру в Интернете надо получить своего рода электронный паспорт?

- Да, к примеру. Конечно, мы не знаем, как будут развиваться технологии в ближайшие пять или десять лет. Но уже сегодня я в России регистрирую телефон на свой паспорт. Возможно, это будет своего рода электронная ID-карта, может, аккаунт, с помощью которого я должен залогиниться, чтобы войти в Интернет.

- Однако Ваши оппоненты утверждают, что практически это означает цензуру и государственный тотальный контроль в Интернете?

- Я не знаю, почему этого так боятся люди в России. Это типичные жалобы нашей интеллигенции. Если бы мы хотели ввести в России цензуру, то уже давно бы это сделали. Поэтому эти страхи безосновательны. Но с другой стороны, что это за свобода, если любой человек может безнаказанно оскорблять другого? Мы должны установить правила игры.

- Не хотите ли Вы таким образом отнять у оппозиции единственный ресурс, с помощью которого она может вербовать сторонников? Ведь такие лидеры оппозиции как Гарри Каспаров или вождь национал-большевиков Эдуард Лимонов отключены от государственных телеканалов?

- Каждый политик желает, чтобы за ним шли массы. Однако есть такие критично настроенные к власти телеканалы как REN TV, есть Пятый телеканал. Вообще это маргинальная оппозиция, а то, что на главных телеканалах нет таких фашистов как Лимонов, не означает ничего плохого. Каспаров постоянно говорит о революции и насильственном свержении режима. Подобные революции я рассматриваю как самую большую опасность для нашего государства.

- Вы упомянули правила игры. Однако движение "Наши", пресс-секретарем которого Вы были, не придерживалось каких-либо правил. В 2007 году активисты движения ворвались на пресс-конференцию эстонского посла Марины Клиюгрант и нападали затем на посольство этой страны. В прошлом году сторонники движения атаковали оппозиционного властям журналиста Александра Подрабинека.

- Однако пикеты у дома Подрабинека и акции протеста у эстонского посольства находились в рамках закона. Подрабинек нанес оскорбление поколению наших дедов, которые рисковали жизнью в борьбе с фашизмом. Поэтому наши противники должны знать, что мы умеем быстро и жестко реагировать на подобные заявления.

- Что значит персонально для Вас Интернет?

- Я переехал в Россию в 1998 году. И всю свою сознательную жизнь я пользовался Интернетом. Жизнь без него я не могу представить. Интернет - это органичная часть меня самого. Он означает многое для меня. У нас в лагере на озере Селигер был создан великолепный беспроводной Интернет. Можно было гулять по лесу и в то же время находиться в Сети. Это ведь XXI век.

- Вы стали первым депутатом ГосДумы, которые ввел часы приема по Интернету. Что Вы хотите этим достичь?

- Раньше те люди, которые хотели прийти ко мне со своими проблемами, должны были преодолевать не одну сотню километров. Это не эффективно. Сейчас они присылают мне просто письмо по е-мейлу, и мне гораздо легче им помочь. Полагаю, каждый депутат и даже чиновник должен иметь такую электронную приемную. Это улучшает контакты с гражданами.

- Но поскольку Вам всего 25 лет, то, наверное, более старшие коллеги относятся к Вашим идеям снисходительно?

- Мне это безразлично. Нужно, чтобы их к этому принудило государство. Интернет способен оказывать плодотворное влияние на политику. Он предлагает коммуникации нового типа. Он открывает все проблемы общества. Никому уже не надо обращаться на радио или в газеты. Интернет разрушает иерархии. И это означает определенное давление на тех, кто несет политическую ответственность, будь это президент или депутат.

- Сможет ли Интернет упрочить гражданское общество и демократию?

■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□■□

- Интернет способен позитивно воздействовать на общество, а также обеспечить взаимовлияние между государством и гражданами. Это означает создание новых транспарентных условий, которые развиваются по мере удешевления доступа к Интернету. К сожалению, до сих пор многие пользователи на Северном Кавказе, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке не имеют его или же он очень дорог. Этот недостаток мы должны преодолеть.

- Какие шансы может дать Интернет России и российской политике?

- Он изменит всю нашу жизнь, условия работы, тип коммуникаций, способы покупок и даже медицину. Полагаю, что с помощью Интернета мы сможем победить коррупцию в России. Например, сейчас в Интернете вывешиваются результаты тендеров по государственным заказам.




Постоянный адрес статьи

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More