11 июн. 2012 г.

ВЛАСТЕЦЕНТРИЧНАЯ РОССИЯ

От кого российское государство взяло больше: от Византии или Золотой Орды?

Историк, академик РАН Юрий ПИВОВАРОВ, директор Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН), прочел на телеканале «Культура» лекции «Традиции русской государственности и современность». С любезного разрешения телеканала «Культура» и самого Юрия Сергеевича Пивоварова публикуем отрывки из лекций.

Если посмотреть на русскую историю в целом (более чем тысячелетний период), мы увидим, что государство, власть, различные властные институты сыграли и играют огромную роль в нашей истории. И в этом смысле я мог бы назвать нашу политико-правовую культуру властецентричной. В центре - власть. В отличие, например, от западной, европейской, которая является антропоцентричной. Антропос - это человек. Там в центре стоит человек. Человек как мера всех вещей. Там все начинается от человека, у нас - от власти. Как же это произошло? На каком этапе русского развития? Ведь сначала было, кажется, не так. На это интересно посмотреть.

Во-первых, мы должны помнить, что мы никакая не отсталая страна. Мы идем по своему пути, как идут другие страны. Мы ни от кого не отстали. Ни за кем не гонимся. Наше развитие не является ущербным.

Во-вторых, ХХ век закончился всего десять лет назад. И его дыхание еще ощутимо. Великий русский писатель Александр Исаевич Солженицын, лауреат Нобелевской премии, сказал: «Россия проиграла двадцатый век». А он не был пессимистом. Наоборот, это был человек суровой оптимистической воли. Мы проиграли двадцатое столетие. При том что начиналось оно потрясающе: шло бурное развитие экономики, демократии, образования, культуры.
И вот, несмотря на все это потрясающее движение вперед, в России в начале ХХ столетия разразились три революции. Если первая - 1905 года закончилась относительно удачно - компромиссом власти и общества, то 1917 год вверг нас в кровавую катастрофу. Конец 80-х - начало 90-х ХХ века - еще одна революция.

Почему так много революций? Причем совершенно различных.

Дважды напрочь разваливался строй. В 1917 году - Российская империя. Как будто ветер дунул - и карточный домик рассыпался. Хотя была мощная бюрократия, мощная армия. Огромная работающая страна. Непонятно, почему все рухнуло. В конце 80-х - начале 90-х ХХ века пусть не было такого расцвета, как в начале столетия, но сказать, чтобы все дышало на ладан, тоже невозможно. И вдруг в несколько дней страна развалилась. Во властецентричной стране случился паралич властных институтов. И она оказалась бесхозной. Началась анархия.

Кроме того, в России произошла антропная или антропологическая катастрофа: погибло огромное количество людей. Войны, революции, голод, сталинский, невиданный в истории, террор. В конце ХХ столетия это привело к резкому падению численности населения. Антропологической катастрофа была еще и потому, что убивали лучших. Выбивались элиты. Царская, потом советская. И еще. Россия столетиями, начиная с конца XV века, жила за счет расширения территории. Уже к 1600 году территория Московского царства равнялась территории Западной Европы. Каждый год шел прирост примерно на одну Голландию. Так мы расширялись, разбухали. И вдруг началось сужение. Причем трижды в течение столетия мы теряли лучшие наши территории. Сначала по Брест-Литовскому миру 1918 года, подписанному большевиками, Россия потеряла около миллиона квадратных километров и около 45 миллионов населения. Причем это европейское культурное население. Это земли с хорошим климатом - нынешняя Украина, Белоруссия, Крым.

Потом 1941 год. Миллион квадратных километров оккупирован немцами. 75 миллионов населения (42% от общего состава СССР) находились под фашистами несколько лет. Мы снова отыграли назад.

И, наконец, 1991 год, распад СССР. И те же самые земли уходят. Сегодня Россия - это территория примерно середины XVII столетия. И это совершенно новая ситуация для нас. Институты власти, вообще вся система управления, политическая культура строились на расширении пространственном и демографическом. Сейчас началось сужение.

Как быть? Огромная задача для политиков, для историков. Иначе мы не поймем, куда нам дальше плыть.

О ВИЗАНТИИ И ВЛАСТИ

Мы должны всегда помнить: Россия - христианская страна. Это, пожалуй, единственное, что объединяет ее с Европой. Во всем остальном мы расходимся.

Я своих студентов всегда спрашиваю: «Бывали ли вы в Третьяковской галерее?» Там есть картина художника с такой «типично русской» фамилией Ге. На ней, опустив глаза, стоит молодой человек. А перед ним - пожилой мужчина с короткой генеральской стрижкой. И спрашивает молодого человека: «Что есть истина?» Картина так и называется. Молодой человек, опустивший глаза, - это Иисус Христос. Вопрошающий - Понтий Пилат. Почему Христос, сын Бога, опустил глаза и не говорит, что есть истина? Я долго не мог понять. Потом узнал: в христианстве невозможен этот вопрос. В христианстве возможен вопрос: «Кто есть Истина?» Христос и есть Истина. Поэтому Христос и не отвечает захватчику Иудеи Понтию Пилату.

Русь не пошла по пути других религий, хотя на нее претендовали и ислам, и иудаизм, и иные. Мы приняли христианство из Византии, а не с Запада, не из Рима. И это сразу отгородило нас от общеевропейского пути. Потому что латынь - язык западного католицизма - оказался для древних русичей, наших предков, недоступен. С одной стороны, приняв христианство, мы сделали шаг в круг европейских христианских народов. А с другой - шагнули в изоляцию. Как бы в гетто. Такое двойное влияние христианства во многом определило наше дальнейшее развитие. И тотчас же мы у Византии взяли модель власти. Взяв эту модель, мы изначально уже подчинились тому, что светская власть сильнее духовной.

Известный историк академик РАН Юрий Пивоваров рассуждает: От кого российское государство взяло больше: от Византии или Золотой Орды?

Российскую Конституцию создал Михаил Сперанский еще 200 лет назад.

О ТРУДНОЙ ГЕОГРАФИИ

Николай Александрович Бердяев однажды сказал, что русскую историю съела русская география.

Что он имел в виду? Наши предки, восточные славяне, начали строить цивилизацию в тех местах, где, в общем, никто до них этого не делал. Например, германские народы пришли в Европу и заселили территорию бывшей Римской империи, уже окультуренную и с хорошим климатом. Одним из основополагающих качеств русской истории является ее материальная бедность. И громадные, не защищенные ни горами, ни морями территории.

И в этих условиях бедности и открытости для нападений в экономике, естественно, создавался небольшой прибавочный продукт. Именно из-за этого выросла роль государства. Поскольку богатств мало, а претендентов на них много, то исторически так сложилось, что государство сказало: лучше я буду контролировать, раздавать, определять меру потребления и то, куда инвестировать небольшие ресурсы. И это одна из важнейших причин формирования у нас особого типа власти.

В науке имеется термин, объединяющий слова «власть» и «собственность» в одно слово - «властесобственность», когда собственность и власть не две отдельные субстанции, а одна. Тот, кто обладает властью, тот и обладает собственностью. Даже в конце XIX века, когда уже шли замечательные либеральные реформы, во время переписи населения Николай II в графе «профессия» написал: «Хозяин земли русской». Хозяин.


Хорошо известно, что монгольское завоевание существенным образом повлияло на наше историческое развитие. Крупнейший русский историк Василий Осипович Ключевский считал, что не нужно переоценивать значение монголов, они воздействовали только на элиту, на верхи, не на народ. Думаю, мой любимый историк не совсем прав. Монголы, конечно, остановили наше развитие. Они уводили из русских городов грамотных людей. Поскольку понимали, что знание - сила. Они уводили каменщиков, потому что деревянный кремль или деревянные ворота и стены взломать легче, чем каменные.

Философ Георгий Федотов, уехавший, как и Бердяев, после революции в эмиграцию, комментируя конец монгольского ига, заметил: «Ханская ставка была перенесена в Кремль». То есть хан переехал в Кремль. Москва омонголилась, и великий русский князь стал ханом. В известном смысле Федотов прав. Находясь два с половиной столетия под монголами, русские князья, приезжая в Сарай, встречались с совершенно невероятным типом власти, который они раньше не видели ни в Европе, ни у себя на Руси. Это была абсолютная власть в «особо крупных размерах» в руках одного человека. Монгольский тип власти - это когда один человек - все, а все остальные - ничто. Это не было характерно для Древней Руси.

Столетиями находясь в таком творческом политическом общении с монголами, русские князья стали привыкать к этому типу власти. Павел I, сын Екатерины II и отец Александра I, беседуя с французским послом, сказал ему: «В России только тот что-то означает, с кем я разговариваю. И только то время, пока я с ним разговариваю». Это очень точная формулировка русской власти.

Царская империя, СССР, Российская Федерация - мы видим в меняющихся формах одно и то же содержание.

ОБ ЭЛИТАХ

Принято считать, что есть три основные эпохи русской истории: московская (XVI - XVII века), петербургская (XVIII - XIX - начало XX) и советская (с 1917 по 1991 год). Далее постсоветская, но точное название ей дадут уже следующие поколения.

Три эпохи русской истории. Им удивительным образом, хронологически совпадая, соответствуют три способа организации или самоорганизации властвующего класса, элитных групп.

Итак, Московское царство, XVI - XVII столетия. Порядок самоорганизации элит - местничество. Выстраивается иерархия боярских родов по признаку знатности, близости к трону. Московское царство держалось на этом порядке. Федор Алексеевич, старший брат царя Петра и старший сын Алексея Михайловича, отменяет местничество. Поскольку оно мешало развитию России. И происходит мгновенная гибель Московского царства! Вместе с тем открывается возможность по-другому формировать элиты. Ее реализуют «птенцы гнезда Петрова».

Окружение Петра I. Это уже самозванцы, выходцы из совершенно различных слоев населения, авантюристы, люди нередко без чести и совести. В художественной литературе принято представлять их такими молодцами-красавцами и противопос-тавлять им жирных и глупых бояр из местнической системы. Все наоборот! То была подлинная аристократия, утонченные люди, а на смену им пришли «новые русские» в «красных камзолах», все эти Меншиковы, Лефорты и прочие. Но зато попадание в элиту во многом зависело от того, что ты умеешь. Вот вор был Меншиков, но храбрец! Вот Лефорт, этакий д'Артаньян, авантюрист, но храбрец и европеец. Таких людей Петр стал выдвигать на первые роли.

Гибнет один порядок самоорганизации элиты, тотчас же рождается основа для ее новой организации. «Табель о рангах» - новый способ организации элит, который действует на протяжении XVIII - XIX столетий. Он, с одной стороны, всех загонял в службу, с другой стороны, давал возможность людям простого звания делать карьеру. К примеру, Михаил Сперанский, крупнейший русский реформатор начала XIX столетия, вышел из семьи беднейшего священника, но достиг высших должностей!«Партию власти» придумал царский генерал Дмитрий Трепов.

О СОВЕТСКОЙ ЭЛИТЕ

И вот элита третьего периода - советская элита. В 1920 году Иосиф Сталин создает в губкомах, райкомах, в ЦК партии так называемые учетно-распределительные отделы, учраспреды. Из них вырастет будущая номенклатура, правящее сословие Советского государства. Только те люди, которые находились в списке райкома, горкома, ЦК, могли продвигаться во власти в данном регионе, в данной республике. Если посол, то ты должен быть номенклатурой ЦК партии, секретариата ЦК, если ты директор бани - то номенклатурой райкома партии.

Эта структура худо-бедно существовала 70 лет. Правило номенклатуры отменил на последнем, XXVIII съезде КПСС летом 1990 года Михаил Горбачев. И уже в 1991 году рухнул Советский Союз.

Каждой исторической эпохе соответствует ее тип организации или самоорганизации элит.

Заметим, сегодня нет никакого способа организации элит. Могу предположить, что нынешняя постсоветская система не встала на ноги, еще не вошла в зрелую фазу. А может, мы находимся в такой стадии развития, когда уже не понадобится каким-то правовым, организационным способом закреплять нашу элиту.

ОБ АВТОРЕ КОНСТИТУЦИИ

Первая конституция была написана в США. И постепенно русские пришли к выводу, что им нужна конституция. Наиболее важным был конституционный проект начала XIX столетия, автором его был человек, имя которого я уже упоминал, - Михаил Сперанский. В 1809 году, то есть 200 лет назад, по инициативе Александра I он готовит проект российской Конституции и представляет императору. Тот сначала соглашается, потом отвергает. Сперанского выкидывают в ссылку, проект не осуществляется. Этот европейский образованный мыслитель был теоретиком правового государства и разделения властей. Но Сперанский тончайшим образом чувствовал особенности русской власти, в нем счастливо сочетался европеец и почвенник, слышавший, говоря словами Александра Блока, музыку русской истории. Предложив систему разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, Сперанский ввел некую новацию, которой никогда не было в других конституциях: он поставил одну фигуру над системой разделения властей - императора. Традиции русской власти не впис
ывались в классическое разделение властей.

В течение XIX столетия постепенно элементы плана Сперанского начали реализовываться. А в 1906-м, за три дня до открытия Первой Государственной думы, Николай II дарует народам Российской империи первую Конституцию. Это была реализация плана Сперанского.

Потом крах самодержавия, Февральская революция. Летом 1917 года юристы Временного правительства, кадеты и эсеры, пишут Конституцию Российской республики. И восстанавливают проект Сперанского, только вместо наследственной императорской власти ставят над системой разделения властей выборного президента.

Во всех иных конституциях, американской, французской, немецкой, итальянской, фигура первого лица, президента или премьера, вписана в структуру разделения властей. У нас она - над системой.

В 1993 году в Москве 3 и 4 октября - маленькая гражданская война, которая кончается тем, что танки стреляют по «Белому дому», где сидит Верховный Совет РФ, и покончено с Советами. До этого было покончено с КПСС. Опубликован проект новой Конституции, которая была принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года. Это нынешняя Конституция. И когда читаешь этот проект, видишь: это Конституция Сперанского. Только с поправкой Временного правительства: над системой не наследственный император, а президент. Когда спрашиваешь людей, которые писали новую Конституцию: вы что, специально списывали? Да нет, так получилось, говорят. Понимаете? Вот традиции русской государственности. Как писал Борис Пастернак, «здесь кончается искусство, и дышат почва и судьба...» Почему именно эта линия прижилась? Да именно потому, что она учитывает специфику русской власти.

КТО ПРИДУМАЛ ПАРТИЮ ВЛАСТИ

В сентябре 1905 года один из близких Николаю II людей, генерал Дмитрий Трепов, пишет ему письмо. В нем утверждается: в связи с введением в России элементов представительного правления необходимо создать «свою партию». В нее включить наиболее влиятельных людей, политиков, представителей СМИ, бизнеса, бюрократии. То есть, говоря языком современной науки, учредить такую «партию власти», чтобы она контролировала ситуацию, не отдала страну каким-то «хаотическим» людям. То есть власть хотела через «свою партию» осуществлять господство в новых политических условиях. Тогда не удалось этого сделать. Но вот приходят 90-е годы. И, как только начинается новая политическая история, тотчас же власть вновь стремится создать партию власти. Это удается. «Единая Россия» вполне эффективно помогает контролировать ситуацию. Те люди, которые делали это в 90-е годы, и слыхом не слыхивали о том, что еще при царизме выдвигалась идея партии власти. Это поразительное дело, когда через сто лет возникают те же самые идеи. Поразительно, к
ак и в случае с конституцией Сперанского и треповским проектом, все было реализовано в новой России!

Приходят на ум слова Ключевского, сказанные в начале прошлого столетия, но совершенно актуальные и сегодня: «В России нет борьбы партий, но есть борьба учреждений». Он видел, как основная политическая борьба в его время шла, например, между прогрессивным Министерством финансов и консервативным МВД. И видел, что никаких настоящих партий и оснований для их возникновения нет. Почему? Слабое гражданское общество.

ТРАДИЦИИ ПЕРЕДЕЛА

Теперь о передельном характере российского общества. В России в XVIII - XIX веках и начале XX века существовала передельная община. Пугачевское восстание показало, что в недрах крестьянского мира зреют опасные мощные стихии, энергии разрушения, которые все могут снести. Пугачевский бунт стал страшным предупреждением господствующим группам.

Когда власть имущие проанализировали пугачевское восстание, они поняли, что лучшей формой предотвращения крестьянских беспощадных бунтов будет создание такой организации, где бы все были равны. Получилась крестьянская община, когда по числу людей в семье давалось столько же единиц земли. А когда кто-то умирал, кто-то рождался, то все менялось. И постоянно шел передел. Земля никогда надолго не принадлежала никому. Система была хороша, не было никаких восстаний. Но было безлюбовное отношение к земле - не моя земля. Наследовать ее было нельзя, попользовался и должен отдать. Как потом скажет один русский философ: военнопленная земля. К ней и относились, как к военнопленному: кормили, но не особенно заботились.

При Сталине началась насильственная урбанизация, люди из деревень в 30-е, 40-е, 50-е годы пошли в города, они принесли ментальность крестьянина. Навыки передельщины. Делить, делить, делить...

И корни российской коррупции, с которой наши власти пытаются бороться, - во многом в русской передельной общине. Вот откуда у нас постоянный передел вещественной субстанции, передел денег, стремление «попилить бюджет».

Пока была мощным монолитом советская партийная номенклатура - был крепок и Советский Союз. XXV съезд КПСС (1976 год) приветствуют пионеры.Наряду с самодержавной традицией, кстати, есть и другая: Россия стала одной из первых стран в Европе, где началось ограничение самодержавия. Борис Годунов - выборный царь. Михаил Романов - выборный царь. Земский собор царя выбирал. То есть в России есть еще очень сильная традиция парламентская, традиция ограничения самодержавия, традиция демократическая. Вместе с властецентричностью и с самодержавной традицией действует тенденция к его ограничению, к демократизации, к парламентаризации - и это тоже русская линия, мы должны ее знать. Не одно золотоордынское наследие в нашей судьбе, в нашей крови, есть и другие. И я думаю, что у России имеются большие шансы для движения вперед при условии, что умные русские, россияне будут не только хорошо знать реалии современного мира и потребности сегодняшнего дня, но и свою историю. И понимать, что откуда растет.


Космополит К°on

0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More