5 июн. 2011 г.

Антиобщественное телевидение

С россиянами играют в “ящик”

Откажись от рекламы, получай деньги от государства, делай качественное телевидение. Фактически это предложил министр культуры Александр Авдеев. Как хочется поверить интеллигентнейшему человеку и министру! Но в России кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Даже если государство деньги не платит, а позволяет зарабатывать другим на телебизнесе, именно оно — государство — сейчас диктует, что можно и что нельзя показывать народу.
Разве осмелится какой-нибудь частный небольшой канал показать разгон митингов “несогласных” или интервью с т.н. несистемной оппозицией? Может, один раз и рискнет, но после этого владельцу канала объяснят, что если еще хоть раз подобное повторится, то прощай, бизнес, а то и уголовное дело заведут или в крайнем случае натравят санэпидстанцию. Жить не дадут — не то что зарабатывать деньги.

Общественное телевидение, о котором говорит господин Авдеев, есть не только в Великобритании, но и в США, Норвегии, Швеции, Дании, Германии и Японии. Но, безусловно, Британская вещательная корпорация (ВВС) является символом общественного вещания. Базовый принцип ВВС, определяющий ее задачи, — информировать, образовывать и развлекать. Особое дополнение к Королевской хартии 1927 г. гарантировало редакционной политике ВВС независимость от властей. Притом что ВВС финансируется субсидиями парламента, которые формируются в основном за счет продажи телевизионных лицензий. Эту лицензию оплачивает всякий житель Британии, владеющий телевизором (80 фунтов стерлингов в год). Главная задача общественного телевидения — донесение объективной и достоверной информации обо всем, что представляет общественный интерес.

А вот вспомним, например, как несколько лет назад российское государство решило отказаться от части своих социальных обязательств перед пенсионерами, назвав это действо монетизацией льгот. Новостные программы изо дня в день показывали счастливых пенсионеров, которым почтальоны перед Новым годом приносят домой по 500 рублей. “Конечно, — говорили пенсионеры, — живые деньги-то лучше!” А когда закончились праздники, пришли квитанции по оплате ЖКХ, сходили пенсионеры в аптеки, магазины, проехались на общественном транспорте — и оказалось, что за все за это нужно платить 100%, да и поехать за счет государства раз в два года бесплатно в санаторий теперь тоже не положено. Только тогда пожилые люди поняли, взамен чего они получили пять сотен. И вышли пенсионеры дороги перекрывать, но было уже поздно: их встречал ОМОН.

Если в стране было бы общественное телевидение, то оно должно было донести до населения достоверную информацию о предстоящей монетизации льгот. Но разве это нужно государству, где больше нет плюрализма мнений, где есть только мнение “партии и правительства”? Поэтому информация у нас подменяется пропагандой, публицистика — докудрамами (это когда документальные кадры подменяются постановками с участием актеров под видом реальных персонажей), а о происходящем в стране, причем в основном в пределах Садового кольца, вместо журналистов рассказывают дикторы.

Давно вы видели на федеральных каналах не парадные отчеты о посещении президента с премьером городов России, а материалы о реальной жизни в регионах? Думаю, давно. Как можно рассказать гражданам страны, что зарплата оленевода в самом высокооплачиваемом регионе страны — Ненецком автономном округе — всего 1200 рублей в месяц, в то время как по отчетам партии власти эта сумма составляет почти 50 тысяч рублей в месяц? Или поведать согражданам о реальном положении оставшегося русского населения в Чечне, которая, по словам местных властей, уже превратилась в туристическую мекку? Или рассказать, что в сельских районах теперь нельзя купить в аптеках лекарства, все надо заказывать в райцентрах по рецепту врача, начиная от йода с анальгином и заканчивая бинтом с детским питанием. Доехать до многих сел наземным транспортом нельзя, а вертолеты в небольшие населенные пункты страны летают раз в месяц, а то и в два. Голова болит сегодня, а таблетка будет месяца через два.

Истории о жизни россиян в регионах можно продолжать до бесконечности. Но показывать в новостях это нельзя, на каналах могут быть только позитивные новости, ну, или… если, если разрешили с самого высока. Как с историей с “живым щитом” на МКАД. И вот уже итоговые программы осуждающе рапортуют о незаконности действий сотрудников ДПС! А если бы не было реакции сверху, показали бы эту новость? Уверена, что нет. Ведь это не позитив. А у нас в стране все хорошо, все хорошо, все хорошо… Нам повторяют это изо дня в день по всем каналам, как религиозные мантры.

Как говорится, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Телевидение — всего лишь калька происходящего в стране. Разве может быть общественное телевидение в государстве, где за последние 6 лет против журналистов было возбуждено более 300 уголовных дел? Трудно найти на карте мира страну, где бы так часто применяли статьи Уголовного кодекса, наказывающие журналистов за “клевету” и “оскорбление представителя власти”.

Поэтому — что уж винить каналы, которые гонят низкопробную развлекуху, тупые сериалы или криминал. Что еще показывать, когда ничего нельзя?! Когда говорят о 90-х, то их теперь называют “лихими”. А вы вспомните то телевидение времен Ельцина! Тогда образцом информационно-публицистического вещания был канал НТВ. Разве там были плохие, пошлые, низкопробные программы? Нет, на НТВ тогда был самый качественный телепродукт. Ни у одной компании не было столько статуэток ТЭФИ, как у информационных программ этого канала. НТВ позволяло себе доносить до населения объективную и достоверную информацию о происходящем в стране. И где теперь то НТВ, с его объективностью и достоверностью? Ответ известен.

Кстати, на просторах России уже было Общественное телевидение. Так назывался ныне 1-й канал с 1995 по 2002 год. Но общественным оно так и не стало. Так же, как общественной не стала и Общественная палата, хотя создавалась она для того, чтобы “осуществлять взаимодействие граждан с органами государственной власти и местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью органов власти”.

Но в том-то и штука, что в стране, где доминирует психология Акакия Акакиевича из гоголевской “Шинели”, не может быть ничего, что контролировалось бы обществом. Потому что Общества — просто нет.


Материал: Елена Масюк



0 Комментарии:

Отправить комментарий



ВАТНИКИ НЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More